5-05-2012, 17:44   Раздел: Статьи, Новости, Энергетика   » КИТАЙСКАЯ ЛАМПОЧКА Комментариев: 0

КИТАЙСКАЯ ЛАМПОЧКА

 
КИТАЙСКАЯ ЛАМПОЧКА

КИТАЙСКАЯ ЛАМПОЧКАОсвещение городов мира при помощи экологичной электроэнергии – это миссия Керри Чжоу и китайской компании Goldwind Technologies.

Помимо проектирования самых современных турбин Goldwind занимается всем: от эксплуатации ветропарков до разработки «умных» энергетических решений, которые могут повысить энергоэффективность городов.
Керри Чжоу, директор Goldwind по стратегии и планированию, делится своими мыслями о трудностях снабжения городов экологичной электроэнергией и о том, как воплотить эту экологическую мечту в экономическую реальность.

– Насколько Китай приблизился к осуществлению мечты о снабжении городов экологичной электроэнергией?

– Китай по-прежнему зависит от электростанций, работающих на угле. При этом возобновляемые источники энергии, за исключением гидроэнергии, занимают в общей структуре энергетики всего лишь 1 – 2%. Предполагается, что к 2020 году ветроэнергия будет составлять 11% совокупной энергоемкости Китая, а к 2030 году этот показатель вырастет до 20%. И даже это относительно мало в сравнении с такими странами, как Дания.

– Какие из китайских городов будут первыми осуществлять переход на возобновляемые источники энергии?


– Такие мегаполисы, как Пекин и Шанхай, должны выступить инициаторами в применении новых, экологичных технологий. Это отчасти объясняется тем, что они больше других страдают от последствий загрязнения окружающей среды, а отчасти тем, что у них больше финансовых возможностей. Кроме того, такие промышленно развитые города приступают к этой работе раньше других в силу своей огромной потребности в электроэнергии, стимулирующей их к принятию мер.

– Что необходимо предпринять, чтобы воплотить в жизнь замысел создания городов с экологичным энергоснабжением?

– Во-первых, необходимо, чтобы государство оказывало бы экологичной энергетике более серьезную поддержку – например, при помощи предоставления обязательного доступа к энергосети и повышенных субсидий, чтобы сектор экологичной энергетики мог расти более высокими темпами при одновременном снижении себестоимости до уровня, сопоставимого с себестоимостью традиционных источников электроэнергии. Во-вторых, компаниям следует осуществлять дальнейшее совершенствование своих технологий, чтобы обеспечить соответствие требованиям и стандартам энергосетевых компаний. Кроме того, важно, чтобы экологичная электроэнергетика предусматривала использование природного газа, хотя он и не является возобновляемым источником энергии. Пекин вкладывает огромные ресурсы в средства транспортировки закупаемого за рубежом природного газа, который призван заменить уголь в качестве основного источника энергии при выработке электроэнергии.

– Насколько схожи трудности в области энергетической политики, с которыми сталкиваются правительства Китая и США?


– Оба правительства оказывают содействие в развитии производства и потребления экологичной электроэнергии. Китайское правительство, возможно, делает это более настойчиво – например, устанавливая квоты на использование возобновляемых источников энергии и требуя обязательного доступа к энергосети. В отличие от Китая, правительство США в качестве стимулирующих мер может предложить компаниям только некоторые налоговые льготы. Кроме того, в США земля находится в частной собственности, и в каждом штате существуют свои собственные правила землепользования. Это усложняет запуск новых программ. В Китае государство обладает очень значительными полномочиями и может делать почти все, что хочет. С политической точки зрения, ситуация в США значительно сложнее, так как растущее влияние Республиканской партии не благоприятствует развитию ветроэнергетического сектора.

– Какие другие страны подают пример в стимулировании электроэнергетики, основанной на возобновляемых источниках энергии?

– Дания, Германия и Испания демонстрируют лучшие результаты, чем большинство других стран.

– Существует ли опасность того, что затяжные глобальные экономические проблемы сделают ветроэнергию менее привлекательной, чем более дешевые формы энергии, например, с использованием нефти или угля?

– Именно это происходит в США. В 2010 году американский рынок ветро-энергии сократился на 40% по сравнению с предшествующим годом, и не приходится ожидать, что в течение ближайших двух лет он восстановится до уровня развития, которого достиг к 2009 году. Тем не менее в то время, как финансовый кризис нанес жестокий удар по американской ветроэнергетической отрасли, в Китае наблюдается прямо противоположная ситуация. В будущем, по мере структурных преобразований в Китае и перехода к низкоуглеродной экономике, стране придется искать новые места работы для людей, занятых в традиционных отраслях. На мой взгляд, ветроэнергетический сектор может обеспечить работой большое количество уволенных из традиционных отраслей при одновременном уменьшении выбросов CO2 и удовлетворении растущих потребностей страны в электроэнергии. Так что я оцениваю ближайшие 30 лет очень оптимистично.

– Ранее вы сказали, что потенциал ветроэнергетической отрасли гораздо значительнее, чем кто-либо может представить. Насколько быстро она сегодня развивается в Китае?

– В течение последних двух лет развитие ветроэнергетической отрасли происходило взрывными темпами в основном благодаря пакету государственных стимулирующих мер и огромной потребности в электроэнергии сектора недвижимости и строительного сектора. В 2009 году ветроэнергетический сектор вырос более чем на 100%, а темпы роста в этом году будут более скромными и устойчивыми. Это обусловлено выработкой огромного годового объема электроэнергии, который в 2009 году превысил 13 гигаватт. В настоящее время почти 300 000 человек работают в цепи создания добавленной стоимости в ветроэнергетике, причем еще пять лет назад этого сектора в Китае почти не существовало.

– Какие источники энергии, по вашему мнению, будут применяться для энергоснабжения крупных городов через 20 – 30 лет?

– Это в значительной степени зависит от природных ресурсов, имеющихся в конкретной стране. В России ведущую роль играет природный газ; в Бразилии господствующее положение занимает уголь и природный газ; в Китае – уголь; в США – уголь и гидроэнергия. Влияние возобновляемых источников энергии определяется преимущественно государственной политикой. В Китае правительство нацелено к 2020 году довести потребление возобновляемых источников энергии до 15% в структуре энергетики, но этот показатель может достичь даже 20%, если страна будет более эффективно решать стоящие перед ней задачи.

– Ожидаете ли вы радикальных изменений в системе городского транспорта по всему миру по мере увеличения влияния возобновляемых источников энергии и роста популярности электромобилей?


– Предполагается, что ведущую роль в освоении этой сферы сыграют США. Такие города, как Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Нью-Йорк, активно стремятся использовать имеющиеся технологические возможности, например прибрежные ветропарки, электромобили и технологии применения возобновляемых источников энергии. Мы наблюдаем большое число предпринимателей, готовых идти на риск, активно осваивая эти новые сферы бизнеса. Некоторые европейские страны также принимают очень активное участие в научных исследованиях и разработках. Однако существующий опыт показывает, что, вероятнее всего, эти новые технологии будут поставлены на коммерческую основу именно в США. В Китае лидерами будут крупные города, такие как Пекин и Шанхай. Я не удивлюсь, если эти города добьются успехов в технологии применения возобновляемых источников энергии.

– Воспользуются ли малые города преимуществами технологического прогресса?


– Да, в малых городах мы уже наблюдаем возникновение многих практических проектов, таких как самостоятельные, интеллектуальные мини-энергосети в местных сообществах.

Кстати, Goldwind изучает возможность использования нашей собственной ветровой мини-знергосети для электроснабжения наших офисов и заводов. Такие китайские города, как Чунцин, работают над разработкой интеллектуальных энергосетей и средств комплексного управления энергопотреблением.

– Насколько важны подобные технологии?

– «Умные» энергосети представляют собой важное средство обеспечения конкурентоспособности возобновляемых источников энергии. Они повышают уровень ее приемлемости и ее доступа к энергосети. В настоящее время Goldwind является поставщиком комплексных решений в области ветроэнергетики и владельцем ветропарков по всему миру, а не только производителем оборудования.

– Зачем нужно применять эту стратегию?


– По мере созревания рынка и перехода его к периоду менее активного роста производство оборудования не будет пользоваться столь высоким спросом. Поэтому нам следует начать готовиться к этому, расширяя диапазон наших дополнительных услуг. Вместо того чтобы специализироваться исключительно на производстве, мы будем заниматься производством плюс оказанием услуг по ветропаркам плюс предоставлением решений по доступу к энергосетям. В настоящее время у нас есть компания, оказывающая услуги по ветропаркам, которая занимается предоставлением клиентам услуг «под ключ» во всех областях, необходимых для построения завода по строительству ветропарков. У нас также имеется ветроэнергетическая инвестиционная компания, которая прилагает усилия к тому, чтобы стать самостоятельным производителем электроэнергии во многих провинциях.

– Goldwind быстро глобализируется, создавая ветропарки, занимаясь производством и участвуя в другой инновационной деятельности по всему миру: от США до Кубы, от Германии до Центральной Европы, от Африки до Австралии. Как вы выбираете лучшие объекты для инвестиций?

– Мы стараемся поддерживать сбалансированный портфель заказов. В центре нашего внимания остаются американский и европейский рынки, однако мы также активно изучаем развивающиеся рынки Восточной Европы, Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной и Центральной Азии. Во всех возможных случаях мы будем максимально использовать наш богатый опыт, приобретенный в Китае, для достижения показателей роста на других рынках.

– Почему Goldwind выбрала Пекин для размещения своего головного офиса?

– В основном благодаря его центральному расположению, позволяющему контролировать наши внутренние предприятия, а также быстрому и простому доступу к всемирному рынку.

– Почему вы считаете Пекин привлекательным местом для осуществления своей деятельности?

– Существует множество причин. Это и политический капитал Китая, и его развитая экономика, его широкий рынок талантов и обширные возможности для НИОКР, его влияние, распространяющееся на соседние китайские провинции, а также его влияние на глобальном уровне.

– Почему вы выбрали Чикаго для размещения офиса Goldwind в США?


– Американские штаты Среднего Запада придают большее значение развитию ветропарковой отрасли. С географической точки зрения, эти штаты находятся ближе к нашим клиентам. Они получают более широкую поддержку от правительств штатов и обладают более мощными возможностями в области исследований. Мы выбрали именно Чикаго благодаря масштабу его экономики, огромному промышленному потенциалу, отличным университетам и НИОКР, а также удобной транспортной системе.

– Какой город мира вам нравится больше всего?

– Мой любимый город – это Сан-Франциско. Его естественное окружение очень красиво, он не слишком большой, а его климат великолепен. Это город, но в то же время из него вы можете легко добраться до сельской местности и океана.

– В головном офисе Goldwind сотрудникам предоставляется множество возможностей – от игры в футбол до занятий на скалодроме и уроков музыки. С культурной точки зрения, чувствовала ли компания бы себя свободно в Кремниевой Долине?

– Существует множество различий. Компании из Кремниевой долины в основном ориентированы на технологии, причем практическим опытом обладают немногие из них. Goldwind в общем и целом представляет собой промышленное предприятие несмотря на то, что наши люди ходят на работу в повседневной одежде, участвуют во многих развлекательных мероприятиях, а также общаются в открытой и демократичной манере. Это уникальная корпоративная культура берет начало в опыте учредителей нашей компании, большинство из которых учились или работали в Германии и Дании. Я не считаю, что мы должны сравнивать себя с компаниями из Кремниевой Долины. Существует множество областей, в которых нам следует работать над дальнейшим совершенствованием нашей культуры, например стимулируя наших сотрудников более активно создавать инновационные решения.

– Какие трудности предстоит преодолеть вашей компании?


– Goldwind необходимо не покладая рук работать над дальнейшим совершенствованием своих технологий, снижением себестоимости, повышением конкурентоспособности и содействием развитию экологичной энергетики. Наш социальный долг – содействовать устойчивому развитию и экономическому росту, ответственным образом используя ресурсы планеты. Поэтому, при основании компании, мы обязались помогать в охране этих природных ресурсов в интересах будущих поколений, чтобы и в будущем облака оставались белыми, а небо – голубым.

Виктор Дмитрук



Журнал Энергополис №4(56) апрель 2012


Оцени новость:





Также смотрите: 
  • ГЛАВНЫЙ ИГРОК – ЭТО ПОТРЕБИТЕЛЬ!
  • Столичный пример





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта