» » Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы

17-10-2015, 06:40   Раздел: Новости, Политика   » Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы Комментариев: 0

Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы

 
Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы

Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы


Россия трактует свои действия в Сирии как легитимные. Однако страны Запада и их союзники на Ближнем Востоке отказываются признать легитимность российского участия в разрешении сирийского кризиса. Складывается впечатление, что мы по-разному понимаем сам термин «легитимизм». В чем именно упрекают Россию, какие страны готовы ее поддержать и по каким причинам, а какие – нет? Об этом – статья специалиста по арабской философии и политическому исламу Юрия Почты.

***

Развитие событий. Каких успехов добилась Россия и страны, ее поддерживающие

С 30 сентября 2015 г. Россия начала военно-воздушную операцию в Сирии в координации с правительством Сирии. 7 октября к операции присоединились корабли Каспийской флотилии, которые выпустили по целям боевиков 26 крылатых ракет. В тот же день правительственная армия Дамаска перешла в наземное наступление.

Было заявлено, что решение принималось с учетом всех имеющихся рисков и при понимании всех возможных негативных последствий. Для такого анализа было достаточно много времени, так как война в Сирии идет с 2011 г., а в соседнем Ираке – с 2003 г. Время показало, что достичь мира в этой стране невозможно без участия России. Российское руководство заявляет, что целью является также защита граждан РФ от терроризма, так как с ним лучше бороться за границей, чем внутри страны. Разумеется, одновременно решается задача защиты от терроризма стран-участниц Евразийского союза. Выступая на недавней сессии Генассамблеи ООН, В.В.Путин изложил свой план по созданию «по-настоящему широкой международной коалиции против террористов», то есть всех, кто воюет против президента Башара Асада. Путин заявил, что Москва будет поддерживать сирийскую армию исключительно в ее законной борьбе именно с террористическими группировками, а поддержка сирийской армии будет осуществляться с воздуха без участия в наземных операциях.

Последствия основные

Россия стремится укрепить свою роль в мировой политике, тем самым бросая вызов гегемонии евро-атлантического мира на Ближнем Востоке. С одной стороны, Россия делает попытку остановить процесс «перемалывания» политических режимов арабо-мусульманских стран и Ирана, сохранявших номинальную независимость, и не вписывавшихся в глобализационный проект Запада. С другой стороны, ни глобальные игроки, ни региональные державы, как оказалось, не способны удержать ситуацию на Ближнем Востоке под контролем, вынужденно предоставляя России шанс после долгого перерыва показать себя мировой державой.

Постепенно ряд стран осознает и признает позитивный характер участия России в решении сирийского кризиса. Президент Франции Франсуа Олланд признал возможность того, что Россия может стать партнером Франции как в поиске политического решения, так и в нанесении ударов по «ИГ»*. Канцлер ФРГ Ангела Меркель публично признала важную роль России в урегулировании в Сирии. Она полагает, что военные действия непременно должны быть дополнены поисками политического решения кризиса в Сирии, в котором Россия наряду с США, Саудовской Аравией, Ираном, Германией, Францией и Великобританией может сыграть важную роль. 4 октября глава МИД Египта Самех Шукри поддержал участие России в кампании против радикалов, выражая надежду на то, что оно остановит распространение терроризма в Сирии и поможет нанести смертельный удар по «ИГ».

15 октября стало известно, что страны ОДКБ, Иран и Китай договорились о совместном противодействии «ИГ» (по скоординированному перекрытию каналов вербовки и маршрутов перемещения иностранных боевиков-террористов, следующих в зону конфликта и др.).

Из-за событий в Сирии, связанных с военным действиями там России, ослаб интерес мировых СМИ к Украине и несколько снизился накал антироссийских настроений на Западе. Благодаря достигнутому с 1 сентября 2015 г. перемирию в Донбассе, ситуация там стабилизировалась и дальнейшая реализация политических пунктов Минских соглашений зависит в основном от Киева. Признавая, что Россия может помочь им в разрешении сирийского кризиса, европейские политические деятели озабочены тем, под каким предлогом нужно продлевать санкции против своего партнера в решении сирийской проблемы. Они предполагают, что Москва настаивает на том, чтобы Запад забыл об Украине, заморозив ситуацию в Донбассе, в обмен на помощь в решении сирийского кризиса.

Другие последствия начала Российской операции в Сирии

Оживилась дискуссия о реформе права вето в Совбезе ООН, цель которой состоит в возможности ограничения права РФ на «злоупотребление» этим правом при принятии важных решений, таких как сирийский кризис. В ином случае, считают критики России, Совет Безопасности утрачивает свою легитимность, не будучи способным санкционировать международное вмешательство в ситуацию, аналогичную сирийской, по гуманитарным причинам.

Прежние требования ряда государств о немедленном уходе Башара Асада вынужденно сменяются компромиссными предложениями о постепенности его ухода, чтобы избежать хаоса в стране (госсекретарь США Джон Керри). Даже высказываются смелые допущение о том, что Асад может остаться формальным главой государства для завершения конфликта на срок не менее трех лет (министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд).

Оперативная переброска российских самолетов в Сирию и начало бомбежек позиций радикалов ИГ сорвали реализацию плана западной коалиции во главе с США по созданию бесполетной зоны над Сирией, которая исключила бы для Башара Асада возможность применения авиации и способствовала бы реализации в Сирии ливийского сценария насильственной ликвидации политического режима.

В США в контексте предвыборной борьбы за пост президента завязалась дискуссия между демократами и республиканцами о том, не означает ли российская помощь Башару Асаду, что Россия относится к США с "презрением и пренебрежением", и что у Вашингтона нет никакой стратегии в контексте нынешней ситуации в Сирии, где сталкиваются интересы двух стран. Президент США Барак Обама уверяет, что Сирия не станет местом ведения опосредованной войны между США и Россией. А сенатор-республиканец Джон Маккейн – напротив: что в Сирии США ведут непрямую войну с Россией, это «очередная унизительная неудача США» и поэтому «Путина однозначно надо остановить». Кандидат в президенты США от Республиканской партии, сенатор Марко Рубио готов пойти на риск и вступить в военный конфликт с Россией для установления в Сирии бесполетной зоны.

Действия России в Сирии (и можно считать это ее достижением) подтолкнули международную коалицию под руководством США к демонстративному усилению своей борьбы с «ИГ» в Сирии. Президент США принял решение коренным образом пересмотреть программу поддержки сирийских повстанцев.

Правомерны ли обвинения в сторону России, что атакуются не только позиции ИГ, но и «оппозиционеров»?

У каждого из многочисленных участников сирийского кризиса существует собственная трактовка легитимности их деятельности. Ссылки РФ на то, что она решила принять участие в конфликте по просьбе действующего президента Сирии Башара Асада, отвергаются западной коалицией. Последняя исходит из того, что Асад своими «преступными» действиями против сирийского народа лишил себя легитимности и утратил контроль над ситуацией в Сирии. На Асада сейчас возлагается ответственность за все: за гражданскую войну в стране, за возникновение «ИГ» и за потоки беженцев в Европу. Кроме того, США свое право на нанесение авиаударов по территории Сирии объясняют просьбой правительства Ирака о помощи в борьбе с ИГ, часть которого находится на территории Сирии. Франция свое активное участие объясняет необходимостью нанесения ударов по тренировочным лагерям террористов, которые могут угрожать европейскому обществу. Условием легитимного участия России в решении сирийского кризиса Запад полагает присоединение России к западной коалиции под руководством США. Москва в свою очередь упрекает Запад в том, что он игнорирует международное право и пытается решать судьбу сирийского народа по праву сильного, избирательно применяя для обоснования своего вмешательства в дела других государств принципы прав человека и государственного суверенитета.

Россия предпринимает пока безуспешные усилия для получения от западных партнеров, Турции, Саудовской Аравии, Катара и др. ответа на вопрос о том, как отличить среди многочисленных вооруженных группировок, воюющих в Сирии, «своих» и «чужих». В.В.Путин и С.В.Лавров постоянно заявляют, что Москва готова установить контакты с вооруженными отрядами так называемой умеренной сирийской оппозиции — Свободной сирийской армией (ССА) на предмет координации усилий между нею и вооруженными силами Сирии в борьбе с ИГ, а также возможного подключения ССА к политическому процессу. Переговоры по этому поводу ведутся с рядом стран, в том числе с Саудовской Аравией, США, Великобританией, Францией. То есть речь идет о том, что контртеррористические действия должны идти параллельно с работой по политическому урегулированию сирийского кризиса на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года с прицелом на последующее социально-экономическое возрождение Сирии.

Какова международная реакция на действия России в Сирии?

Саудовская Аравия стала одной из первых стран, осудивших действия России в Сирии, призвав к их немедленному прекращению, и сформулировав общую для представителей коалиции во главе с США позицию, что Россия бомбит не позиции «ИГ», а уничтожает умеренную оппозицию. 7 стран во главе с Турцией (Франция, Германия, Катар, Саудовская Аравия, Великобритания, США) сделали заявление о том, что действия России усугубляют конфликт и провоцируют рост экстремизма в Сирии. Они призвали Россию прекратить авиаудары по сирийской оппозиции и мирным гражданам и сосредоточить свои усилия на борьбе с ИГ.

Барак Обама с самого начала критиковал российскую военную операцию в Сирии. 2 октября он заявил, что если Москва и дальше продолжит помогать Асаду, то окажется в «трясине», а действия России назвал «рецептом катастрофы», так как они могут привести к тому, что «ИГ» станет только сильнее. Позже нобелевский лауреат Барак Обама гневно отверг предположение, что российский президент вторжением в сирийские дела пытается оспорить его лидерство на мировой арене. Запугивая Россию, министр обороны США Эштон Картер на пресс-конференции в штаб-квартире НАТО в Брюсселе предсказал российские потери в Сирии и в самой России в результате боевых действий в Сирии. Позже, на ежегодном съезде армии США он заявил о необходимости предпринять «все необходимые шаги» против возрождающейся России, которая стала «сложной задачей и настоящим разочарованием для Вашингтона». Эштон Картер пообещал сдерживать «пагубное и дестабилизирующее влияние» России на страны Восточной Европы и Ближнего Востока. Пока Москва будет поддерживать действующего президента Башара Асада, США не будут сотрудничать с Россией.

Осудил Россию и премьер Великобритании Дэвид Кэмерон. Он считает действия России «ужасной ошибкой», так как РФ поддерживает «мясника» Асада, который продемонстрировал даже еще большую жестокость, чем приверженное «зверскому культу смерти» «ИГ». Поддержка Асада сделает регион более нестабильным, приведет к дальнейшей радикализации и к росту терроризма. Кэмерон призвал Москву присоединиться к коалиции против ИГ, возглавляемой США, при условии отставки Асада.

Участие России в сирийском конфликте, как и ранее в украинских делах, активно используется руководством НАТО для оправдания существования альянса перед лицом российской угрозы. Обвинения со стороны НАТО состоят в утверждении, что действия России в Сирии потенциально угрожают НАТО. Формально НАТО не участвует в решении сирийского кризиса и Сирия не является членом альянса. Однако натовские чиновники охотно воспользовались фактом нарушения российским военным самолетом воздушного пространства Турции для оживления идеи надуманной российской угрозы всем членам НАТО. 5 октября 2015 г. в штаб-квартире НАТО прошло специальное заседание, посвященное этому вопросу. 8 октября военная операция России в Сирии стала основным внешнеполитическим вопросом, обсуждавшимся на саммите министров обороны НАТО в Брюсселе. На этих заседаниях решение России о вмешательстве в сирийский конфликт было осуждено.

Сюрреализм ситуации состоит в том, что фактически эти упреки и обвинения в адрес России прозвучали в Брюсселе от имени международной коалиции, возглавляемой США, в которую входят все страны альянса, но которая действует не от имени НАТО. Во всяком случае, о реальном сотрудничестве этой коалиции, а также собственно НАТО с Россией в Сирии речь пока не идет, так как якобы «окончательная стратегия Москвы неясна». Сама НАТО не решилась воевать с «ИГ». Ставится только конкретная задача избежать возможных вооруженных конфликтов на поле боя в Сирии между военнослужащими России и международной коалиции.

Неконструктивной является по отношению к участию России в сирийском кризисе и позиция руководителей ЕС. Глава дипломатии ЕС Федерика Могерини выразила от имени ЕС озабоченность атаками российской авиации, целью которых якобы были гражданские лица и ряд сирийских городов, и призвала российские власти ясно направлять усилия на борьбу против терроризма. Стала появляться и информация о стремлении ряда представителей ЕС ввести санкции против России за неправильную деятельность в Сирии.

Перспективы дальнейшего развития событий

Способна ли военная операция России в Сирии привести к поражению «ИГ»? Такая задача не ставится. Самостоятельно Россия не сможет победить «ИГ». Вспомним, что, даже действуя глобально, США не победили аль-Каиду. Основная задача состоит в защите народа Сирии от террористов ИГ и в восстановлении государственности и территориальной целостности этой страны посредством политического процесса. Однако может ли возродиться государственность Сирии без аналогичного процесса в Ираке? Вместе с тем, необходимо избежать ловушки эскалации вмешательства России в сирийский кризис. Проблемы региона Ближнего и Среднего Востока накапливались десятилетиями, экстремизм и религиозный терроризм воспроизводятся здесь постоянно. Похоже, что конфликт двух группировок внутри политического ислама – суннитской и шиитской – только разворачивается. Военная операция России в Сирии должна иметь четкие географические и временные рамки, иначе возможен второй «Афганистан». Россия должна также определиться, до какого предела она будет действовать в Сирии 1) в нынешней коалиции с Сирией, Ираном и Ираком, а также 2) в маловероятном случае вхождения в более широкую коалицию во главе с США.

Подведем итоги. Вмешательство России в сирийский кризис является серьезной заявкой на возврат России в мировую политику вообще и в регион Ближнего и Среднего Востока, в частности. Этот шаг оказался впечатляющим из-за того, что он был подкреплен демонстрацией эффективной дипломатической, военно-политической и информационной деятельности. Российская армия (военно-космические силы, военно-морской флот) показала свои новые боевые возможности. Сирийская ситуация способствовала некоторому забвению украинской ситуации и ослаблению обвинений в адрес России за Крым и Донбасс. Разумеется, никаких гарантий успешного завершения этой операции никто не дает. Ясно, что без внешнего вмешательства сирийская ситуация не может быть решена.

Необходимо создание широкой международной коалиции с участием России, США, Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Франции и Германии, способной организовать и провести наземную операцию для ликвидации «ИГ» и других недоговороспособных экстремистов. Это невозможно без политического сотрудничества коалиции с действующим правительством Сирии, а также без получения мандата Совета Безопасности ООН. Под эгидой ООН должны быть разработаны детальные планы послевоенного государственного устройства Сирии, в которых должны быть учтены интересы суннитов, шиитов, христиан и курдов, условия ухода Башара Асада, учтены интересы России и Ирана в Сирии.

Это – идеальный план, а реальное развитие событий ведет к иным последствиям. Реакция большинства участников сирийского кризиса на российскую военную операцию в целом оказалась крайне негативной. Она спутала планы глобальных и региональных игроков по инструментальному использованию исламского радикализма для дестабилизации неугодных им режимов и перекройки политического пространства региона Ближнего и Среднего Востока. Можно ли утверждать, что это означает складывание устойчивой антироссийской коалиции? На стратегическом уровне – да, на тактическом – нет. Де-факто Россия уже стала участником урегулирования в Сирии и поэтому все страны, которые также вовлечены в этот процесс, вынуждены принять Москву как субъект действия в регионе. Вопрос теперь состоит в том, чтобы ограничить произвол этого субъекта. Высказывается предположение, что участники решения конфликта могли бы предоставить РФ свободу действия, но только до той степени, пока это не будет радикальным образом угрожать сложившемуся балансу интересов.

Есть еще целый ряд вопросов, касающихся перспектив успеха российского участия в Сирии. Выдержит ли экономика России эту нагрузку в условиях продолжающегося экономического кризиса и санкционного режима, хватит ли информационных ресурсов для сопротивления западным СМИ по сирийской проблеме, достаточен ли ресурс поддержки российской элитой и массой населения военных действий в Сирии. Кроме того, очень важным вопросом является реакция российских мусульман (в большинстве своем суннитов) на участие вооруженных сил России в сирийском конфликте. Видные религиозные деятели и институты России (Совет муфтиев России, Межрелигиозный совет России, РПЦ) обратились к общественности, к верующим с призывом правильно понять это решение и не переводить его в плоскость внутриисламских разногласий (конфликта суннитов и шиитов). Верующих стараются убедить в том, что борьба с террористами не означает поддержку той или иной части исламской уммы. Вооруженные силы России используются для защиты сирийского народа от бед, приносимых произволом террористов. Для предупреждения негативной реакции российских мусульман необходима большая разъяснительная работа, чтобы убедить их: в Сирии Россия борется не за Башара Асада или шиитов, а с террористами, являющимися врагами ислама и угрожающими безопасности российского общества.
_______________________
*Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда РФ.

Россия в Сирии: первые итоги, проблемы, перспективы
Юрий Почта
Доктор философских наук, заведующий кафедрой сравнительной политологии РУДН

Оцени новость:





Также смотрите: 
  • Смысл игры 96
  • Сводки от ополчения Новороссии 17.10.2015





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта