Google+


9-08-2016, 19:28   Раздел: Статьи, Энергетика   » Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции» Комментариев: 0  

Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»
Первая в 2013 году масштабная дискуссия финансистов и экономистов мирового уровня открылась в Москве на площадке Гайдаровского форума «Россия и мир: вызовы интеграции» в РАНХиГС при Президенте РФ. В прошлом году Россия вступила в ВТО, завершился длительный подготовительный процесс присоединения к Марракешскому соглашению. В 2012 году в полном объеме заработали механизмы Таможенного союза и Единого экономического пространства, и уже можно говорить о первых положительных итогах деятельности этих объединений, но неуловимо складывается впечатление, что главным в наступившем году станет то, что 2013 год – год председательства России в G20.
Основная ценность экономических форумов, таких как Гайдаровский или Давосский, – концентрация в одном месте ведущих мировых экспертов и их мозговой штурм в открытой дискуссии о будущем экономики и новом миропорядке.
Джек Голдстоун, профессор университета Джорджа Мейсона (Вашингтон), замечательно сформулировал основную глобальную тему обсуждения Гайдаровского форума: «Последние 30 лет мировая экономика развивалась за счет вовлечения в производство рабочей силы Юго-Восточной Азии, последовавшего за этим потребительского бума и роста сырьевых рынков. Но эта модель близка к исчерпанию. Мировая экономика уже беременна новым мировым порядком, который скоро появится на свет. Мы переживаем кризис, который случается в мире раз или два раза в столетие. И существующие модели хозяйственной деятельности, технологические модели исчерпывают себя и заменяются новыми моделями». Мировая экономика беременна новым экономическим порядком, но пока никто не знает, каким будет новорожденный.
Несмотря на глобальность поднятой темы и развернувшейся вслед за этим дискуссии, как показал состоявшийся форум, главной новостью не только первого дня, но и вообще главным его событием стало амбициозное заявление премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, касающееся будущего национальной экономики. Глава российского правительства поставил перед министрами цель – достичь в ближайшей перспективе устойчивого роста ВВП на уровне не ниже 5% в год.
Средства достижения этой цели Дмитрием Медведевым назывались и ранее. Прежде всего, он вновь акцентировал внимание на деятельности госкорпораций, которые «сыграли свою роль в консолидации разрозненных активов, и в дальнейшем их судьба должна подчиняться определенным правилам». Для развития конкурентной среды Дмитрий Медведев считает необходимым провести «последовательную приватизацию». При этом премьер не скрывал, что уже не желает «бесконечно ждать» благоприятных рыночных условий, отсутствием которых еще недавно в правительстве объясняли медленные темпы продажи госсобственности.
Посыл премьера о госкорпорациях и приватизации плюс семь пунктов программы действий правительства, озвученные в речи, показались экспертам недостаточными для решения и достижения столь непростой, как пятипроцентный рост ВВП, цели, сформулированной Медведевым. Но, как показала дискуссия, и сами эксперты затруднились с ответом на вопрос «Что делать», ограничившись рассуждениями о необходимости проведения структурных реформ, на которые уйдет не один год, что ставит под сомнение выполнение поставленной премьером задачи в ближайшее время.
Экс-министр финансов Алексей Кудрин раскритиковал слова Медведева, сказав, что нынешнее правительство рассчитывает на высокие цены на нефть, тогда как они, скорее всего, упадут в ближайшие несколько лет, а спрос на экспорт сырья из-за слабого роста мировой экономики снизится. Но тем не менее, по мнению экономиста, рост в отсутствие реформ может сохраняться 5–7 лет. Это довольно хороший задел для инерционного сценария.
На Гайдаровском форуме прозвучало, что есть статистика состояния российской экономики, но есть и потенциал ее роста. Замминистра экономического развития Андрей Клепач считает, что «мы находимся ниже своего потенциального роста». Использование потенциала замминистра щедро оценил в 80%. Из этой оценки, правда, следует, что для выхода на 5% от 1,2% роста в ноябре 2012-го потенциала все равно не хватит, не дотянет он и до 4%, достижение которых Клепач считает возможным.
Дискуссия о процентах мало чем отличалась от риторики, которая ведется с сентября прошлого года, но в такой компании, которую собрал Гайдаровский форум, она продвинулась от своего канонического образца к вопросу, а что, собственно, должно быть сделано, чтобы запустить тот самый потенциал роста.
Тема перспектив российской экономики была продолжена и во второй день форума. Участники дискуссии сосредоточились в основном на роли России в глобальной интеграции, ее конкурентоспособности на мировом рынке, а также на ее участии во Всемирной торговой организации. Но и это можно отнести к продолжению дискуссии, начатой выступлением Дмитрия Медведева, когда он говорил о новом подходе к промышленной политике: «Необходимо выходить за рамки сложившегося у нас в стране и часто пропагандируемого отраслевого подхода. Прицельное внимание нужно уделить компаниям, которые встраиваются в международные цепочки. Это даст, может быть, больший эффект, чем тотальная поддержка тех или иных отраслей... Речь идет о трансфере технологий, ноу-хау, передаче принципов менеджмента».
Тут эксперты в очередной раз признали, что у России уже нет пути назад, ей следует отказаться от старой сырьевой модели экономики, взять курс на инновационное развитие и дальнейшую интеграцию на международной арене.
Председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс считает, что переход должен быть сделан в пользу инновационной экономики, которая позволит повысить экономический рост. Правда, с оглашением курса Дмитрия Медведева на инновации в России так и не возникло рынка инновационных продуктов и конкуренции.
В ходе пленарной сессии о вызовах глобальной конкуренции генеральный директор Всемирной торговой организации Паскаль Лами пожурил российских чиновников за то, что они все время говорят о членстве страны в ВТО как о чем-то, что должно произойти в будущем, тогда как Россия уже пять месяцев является полноценным участником организации. Теперь вопрос выполнения Россией обязательств перед ВТО закрыт, а если у кого-то имеются вопросы, то для этого есть процесс разрешения споров, указал Лами.
С авторитетом Лами не поспоришь, потому что нет никакого смысла этого делать. Да, Россия – член ВТО, и все дискуссии на эту тему – пустой звук и лишь сотрясание воздуха на менее приличных по составу участников форумах, которые вписывают себе в повестку дня тему нашего членства в этой организации.
Куда как более существенную, более явную и по-настоящему глобальную для одной отдельно взятой страны проблему высказал президент-председатель правления Сбербанка Герман Греф. «России надо переходить на международный уровень, и в первую очередь стоит начать с качества государственного управления», – отметил он. Греф высказал мнение, что Россия до сих пор не осознает себя членом этой организации и любой простой вопрос о ее нормах и правилах может завести власти в тупик, добавив, что не хочет загонять министров в тупик по поводу ВТО. Он сравнил действия чиновников в рамках ВТО с игрой хоккейной сборной, которой не объяснили правила игры, и раскритиковал министров за то, что они ни одного часа не потратили на изучение правил и норм организации. Именно вступление в организацию было призвано повысить конкурентоспособность российской экономики, но обернулось пока лишь протекционистскими мерами, выразившимися в утилизационном налоге на автомобили. Это еще раз доказывает несостоятельность отечественной промышленности.
Вот так, почти без нюансов и с дискуссией вокруг базовой проблемы российской экономической политики – отношения к стимулированию роста экономики госрасходами, Гайдаровский форум подтвердил: в России могут меняться правительства, персоналии и основные макроэкономические показатели, но базовый конфликт в экономической политике останется одним и тем же. Политике общего наращивания госрасходов для ускорения экономического роста будет противостоять политика макроэкономической стабильности.
Впрочем, очевидно, что в 2013 году стабильность мировой экономической ситуации дает больше возможностей именно сторонникам роста госрасходов – успех их оппонентов во многом связан с необходимостью для правительства в 2008–2012 годах противостоять внешним шокам.
А что же до глобальных прогнозов и потерявшегося в ходе обсуждения и в комментариях к выступлению председателя Правительства РФ вопроса о потенциале российской экономики, то тут очень к месту будет еще раз процитировать уже упоминавшегося Джека Голдстоуна, который так обрисовал расклад сил в мировой экономике «через 20–30 лет». «Китай станет США», в том смысле что китайская экономика станет первой в мире; «Африка станет Китаем», в том смысле что Черный континент станет самым экономически быстро растущим; «США станут главным поставщиком энергоресурсов», в том смысле что сланцевая революция превратит США в ведущего нетто-экспортера энергоресурсов. О России Голдстоун не сказал ничего определенного. И правильно сделал. Неиспользуемый потенциал разряжается.
Все вместе взятое на форуме-2013, от формулировок задач, озвученных целей, хода дискуссий, рекомендаций и перспектив реализации их достижения, туманно и, соответственно, весьма затруднительно. Вопрос «Что делать?», звучавший не раз во время заседаний, так и остался без ответа. Несмотря на важность поставленных тем и вопросов, почти все они так и не нашли разрешения в силу сложности одних и риторичности других. Можно сказать, что на форуме был лишь обозначен круг задач и проблем, решение которых представляется возможным лишь в нереальной перспективе.
Гайдаровский форум в этом году нащупал болевые точки сегодняшней экономики. При богатом человеческом капитале в России по-прежнему остро стоят проблемы института власти. Недостатки и ошибки государственного управления и регулирования больше, чем какой-либо другой фактор, влияют на общее развитие. Продолжающееся расхождение во взглядах между правительством и президентом это только подтверждают, и выработать практические рекомендации по итогам прошедших на этом форуме дискуссий теперь, когда как никогда не согласована деятельность правительства и государственных чиновников, представляется еще более утопичной идеей, нежели 5% роста ВВП, вокруг которых эти дискуссии и строились.
Андрей Агафонов
Комментарии экспертов
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»
Анатолий Чубайс, председатель правления ОАО «Роснано»
«С одной стороны, все базовые макроэкономические показатели России, определяющие привлекательность страны для инвесторов, очень позитивны. Это и российские валютные резервы, и Стабфонд, и нулевой дефицит бюджета, и небольшой госдолг. Только инфляция подскочила до 6,8%, но и она, по прогнозам, в 2013 году вернется в рамки 5%. С другой стороны, существует крупнейшая проблема оттока интеллектуального капитала, которая лежит за пределами макроэкономической политики. Отток человеческих ресурсов гораздо страшнее, чем отток финансового капитала. И это фундаментальный показатель того, что Россия больна.
В нулевые годы рост ВВП составлял 7–8%, и это позволило повысить уровень жизни и отойти от катастрофической черты бедности, перед которой стояла страна. Однако в 2012 году рост ВВП составил 3,6% – и этот показатель означает, что необходимо создавать новые, несырьевые механизмы развития. В противном случае это увеличит отрыв России от развитых стран. Инновационная экономика требует более высокого качества государственного управления, чем в случае с традиционными экономическими отраслями. Без вмешательства государства вообще ничего не произойдет! При этом государственное участие должно быть очень тонким, на высоком уровне компетенций.
Первые шаги в правильном направлении уже сделаны. Однако российский бизнес часто спотыкается о крайне слабую защищенность частной собственности, о коррупцию, несовершенную судебную систему. Эти факторы хотя и лежат за пределами экономических задач, тем не менее являются фундаментальным тормозом российской экономики. Более того, именно эти вызовы и препятствия оказываются гораздо сложнее, чем экономические, и цена ошибки здесь выше».
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Алексей Улюкаев, первый заместитель председателя Банка России
«Мы предполагаем, что фактический экономический рост в 3,5% примерно соответствует потенциальному и смягчение денежной политики в виде снижения процентных ставок было бы контрпродуктивно и не привело бы к экономическому росту, а вело бы к дисбалансу и накоплению новых рисков в разных сегментах экономики».
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Рустам Минниханов, президент Республики Татарстан
«Ключевой элемент конкурентоспособности региона – развитый малый и средний бизнес. Сегодня его доля в экономике региона составляет более 25%, поставлена задача довести показатель до 40%. В Татарстане создана развитая инфраструктура поддержки предпринимательства. Только в 2012 году резидентами инфраструктурных площадок произведено продукции на 50 млрд. рублей».
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Антон Силуанов министр финансов РФ
«Самая первоочередная задача – это как раз проведение структурных преобразований, которые могут дать дополнительный импульс развитию. Ведь, как показывает практика, предыдущие кризисы создавали новую платформу для развития».
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Алексей Кудрин экс-министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив
«Сегодняшний посыл премьера, наша цель – 5% роста ВВП. Это не значит, что сейчас у нас есть основания для такого роста. Такой рост может осуществляться только в результате успешных реформ в целом ряде отраслей. И некоторые шаги, которые предпринимаются в последнее время, пока не позволяют нам говорить о том, что такой тренд может быть. Наш потенциал около 3,5–4% сегодня. Если ничего не менять. Причем надолго».
Страсти по Гайдару. «Россия и мир: вызовы интеграции»

Сергей Нарышкин, председатель Государственной думы
«Если говорить о конкурентоспособности экономики, мы видим, что недостаточно лишь вполне благополучных макроэкономических показателей и относительно благоприятной налоговой системы. Необходимо еще много работать над развитием экономических институтов, над формированием удобных финансовых инструментов, обеспечением более широких возможностей правовой защиты бизнеса. Становление экономических институтов – процесс сложный, затратный и долгий. Возникает соблазн использовать механизм ручного управления. Это тоже надо уметь делать, но необходимо правильное соотношение этих двух подходов с приоритетом институционального развития».


Также смотрите: 
  • Гайдаровский форум. Мимо нот
  • Энергодиалог Россия–ЕС. 30-й Саммит в Брюсселе




  • Другие статьи и новости по теме:
    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.





    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за нелелю
    Спонсоры проекта
    «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031