7-09-2016, 19:40   Раздел: Статьи   » Идущие по следу Комментариев: 0

Идущие по следу

 
Идущие по следу


Идущие по следу


Истории трёх приморцев, занимающихся изучением амурского тигра


В разное время каждый из этих молодых людей решил покинуть комфортные городские условия, чтобы заняться исследованием популяции самой редкой полосатой кошки планеты — амурского тигра. Едва ли не большую часть времени они проводят в лесу в поисках различных «посланий», оставленных тиграми. Их повседневный труд полон опасностей: ведь любое мимолётное свидание с тигром может закончиться плачевно. DV расскажет, что побудило молодых людей связать свою жизнь с грозным хищником, а также о наиболее ярких встречах с ним


Идущие по следу

Дина Матюхина, национальный парк «Земля леопарда»

Хотя цель организации, где работает Дина, — сохранить в первую очередь дальневосточного леопарда, защита амурского тигра также одна из задач этой особо охраняемой природной территории. Старший научный сотрудник Дина Матюхина специализируется на изучении именно полосатых хищников. — Амурский тигр — вечный конкурент дальневосточного леопарда: они всегда делили эту территорию и ресурсы. Исследование особенностей поведения тигра важно и для сохранения леопарда.


Желание связать свою профессиональную жизнь с амурским тигром пришло к Дине не сразу. Закончив Дальневосточный государственный университет (ныне ДВФУ) во Владивостоке по специальности «экология», она около трёх лет пребывала в поисках наиболее подходящего для себя рода деятельности. И, возможно, всё сложилось бы иначе, если бы однажды, 8 лет назад, отдыхая, Дина не оказалась с друзьями на базе Нежинского охотхозяйства.


— С крыльца нашего дома открывался вид на силуэты сопок в закатном свете. И в эту минуту мне в голову пришла очевидная мысль: по этим сопкам ходят тигры. Я поняла, что хочу узнать о них больше. В нашей компании был полевой координатор проекта по изучению дальневосточного леопарда Общества сохранения диких животных (WCS). Я тут же поинтересовалась, есть ли возможность устроиться в проект, и спустя несколько месяцев получила официальное согласие, — вспоминает Дина. — Так вышло, что изначально тигры были мне ближе «по духу». Это поражающий своей мощью зверь, вызывающий восхищение. В процессе работы моё изначальное увлечение переросло в настоящую любовь и неподдельный научный интерес.


Вдали от городов

Приятным «бонусом» исследования амурских тигров для Дины оказалась возможность проводить большую часть времени в лесу.


— Это даёт возможность многое узнать о себе, настроиться на нужный лад. В городе всегда возникает огромное количество лишних проблем и тревог, которые отпадают, как только окунаешься в таёжную тишину, — поясняет девушка.


Идущие по следу


Дина замеряет следы тигров Из личного архива


Последнее время Дина почти безвыездно живёт в заповеднике «Кедровая падь» (входит в состав ФГБУ «Земля леопарда»), где анализирует полевой материал. Работа не оканчивается с приходом зимы, наоборот, её становится значительно больше. Если есть снег, она вместе с коллегами занимается троплением редких кошек, изучая их повадки по следам. Неудивительно, что, «преследуя» диких кошек, за 8 лет Дина не раз встречала этих животных. И если два свидания с миролюбивыми дальневосточными леопардами оставили у девушки только положительные воспоминания, то «личные знакомства» с тиграми принесли немало тревожных ощущений.


Парализующий рёв

— К счастью, такие встречи происходят у меня не так уж часто, в среднем — примерно раз в два года. Единственное средство защиты, которое можно применить при встрече с краснокнижным хищником, — это фальшфейер. По технике безопасности, он должен быть постоянно под рукой, когда я иду в лес. После нескольких встреч с тигром я заметила, что достаю его уже рефлекторно, при каждом подозрительном звуке.


Самое яркое впечатление на Дину произвела встреча с тигром, которого она не видела, но при этом точно знала, что тигр видит её.


— Так случилось, что однажды зимой для проверки фотоловушек пришлось пройти одной в лесу около двух километров — совершенно незначительное расстояние по меркам полевой научной работы. Передвигаясь по долине ключа, я заметила свежие следы тигра. Зверь проследовал в том же направлении не более двух часов назад. Чуть позже, после подъёма на хребет, обнаружилось и место отдыха тигра, стало понятно: дистанция между нами минимальна.


Тигр был от меня не более чем в сотне метров. Как нарочно, это был один из крайне редких случаев, когда я была в лесу одна. Ощущения жутковатые. Я начала очень громко разговаривать с невидимым тигром и стучать палкой по стволам деревьев, чтобы обозначить своё присутствие. На полусогнутых ногах я всё же дошла до цели своего маршрута, где увидела, что зверь, услышав меня, сделал несколько больших прыжков и скрылся.


В арсенале историй научного сотрудника есть и случай, когда тигр едва не напал на Дину и её коллег. Будучи в составе группы реагирования по работе с конфликтными хищниками, вместе со специалистами из WCS и Департамента Охотнадзора она прибыла по вызову в приморское село Многоудобное Шкотовского района. Местные жители сообщили, что в селе был замечен взрослый самец тигра с охотничьим капканом на лапе.


— Обнаружив на снегу следы тигра, мы двинулись по ним сначала на машине — рассказывает Дина. — Вскоре цепочка следов привела нас на поле, по которому шла дорога с небольшими бетонными мостами. Под одним из них следы обрывались, мы остановились, чтобы обследовать место. Высматривали следы с моста, когда внезапно увидели затаившегося тигра. Он был почти незаметен в зарослях сухой травы. Поняв, что мы его обнаружили, зверь в ту же секунду бросился на нас с расстояния примерно 8 метров. Движимые только инстинктом самосохранения, мы успели прыгнуть в автомобиль. Это был, конечно, предупредительный, защитный бросок тигра, но я боюсь представить, что могло бы произойти, если бы за спиной не стояла машина.


Вскоре на место прибыло подкрепление, и совместными силами тигр был временно обездвижен и освобождён из ловушки. По словам Дины, она навсегда запомнила глаза того зверя, но не смогла запечатлеть в памяти его рёв — настолько парализующей силой он обладал. Однако, несмотря на неизбежно возникающие опасности и трудности, у Дины никогда не возникало желание сменить род деятельности…


— Мне нравится заниматься тем, что так далеко от обыденности. Я люблю свою работу, она позволяет реализовать призвание, соприкоснуться с настоящим. Не менее важно и то, что мой труд приносит пользу в деле сохранения этих прекрасных редких зверей. Тигр — дух Уссурийской тайги, без которого она опустеет


Идущие по следу


Юрий Петруненко. Тихоокеанский институт географии ДВО РАН

— Каникулы я часто проводил в деревне у бабушки с дедушкой — у них было большое хозяйство. До сих пор помню выводок цыплят, которых я кормил с первых дней, как только они вылупились. После кормёжки они усаживались мне на колени и засыпали, и я мог просидеть так несколько часов. Наверное, именно такие моменты, связанные с обоюдным доверием, и привили мне любовь к живой природе, — предполагает Юрий.


Родители поддерживали интерес сына, много путешествуя по Приморью. Вопросов о том, на кого хочет учиться Юрий после школы, не возникло. Переехав во Владивосток, он поступил в университет на специальность биолога. Однако тигры не сразу стали главным предметом его исследований. Предшественниками хищников оказались тихоокеанские лососи — их изучением студент Петруненко занимался в том числе и на Камчатке в ходе практики. Но стало понятно: работа в лаборатории не для него. На некоторое время Юрий сделал профессиональную паузу, сходив в армию и поработав продавцом в магазине.


— При этом я продолжал искать работу, которая была бы мне интересна. К счастью, в 2010 году мне удалось найти такое место в проекте «Амурский тигр», осуществляемом WCS, Сихотэ-Алинским заповедником и Тихоокеанским институтом географии (ТИГ ДВО РАН), — вспоминает Юрий.


Сейчас он аспирант и научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, а тема его исследований посвящена питанию амурского тигра.


Что у тигра на обед

Детская мечта Юрия исполнилась благодаря полевым исследованиям. В начале своей работы около 5−6 дней в неделю он проводил в тайге, ночуя в зимовьях, палатках, а иногда и под открытым небом. Основной объект изучения — остатки трапезы амурских тигров, чаще всего это останки косуль, пятнистых оленей и других копытных.


Идущие по следу


— Обнаружив жертву, мы собираем информацию о её виде, поле, возрасте и состоянии, — объясняет Юрий. — Таким образом мы можем понять, какие группы животных и в каком количестве представляют наиболее важное значение в питании тигра. Зимой, поскольку есть снежный покров, мы можем проследить всю охоту хищника, а также то, как он ведёт себя с жертвой. Именно по следам на снегу мы знаем, как тигр подкрадывается к жертве, с какого расстояния начинает преследование и где устраивает отдых во время еды.


Все полученные данные не только расширяют представления учёных о редком хищнике, но и помогают в деле его сохранения. В отличие от опыта Дины Матюхиной, специфика исследований Юрия уберегла его от небезопасных встреч с тиграми.


— Во время работы наша основная задача не найти хищника, а понять его естественные повадки. Поэтому мы стараемся как можно меньше тревожить тигров и встречи с ними бывают крайне редко. Лично я видел тигров только дважды — в петлях, которые раньше использовались для ловли животных. Чаще получается встретиться с медведем, тот частый гость остатков тигриных трапез, — говорит собеседник.


Идущие по следу


Светлана Сутырина, Сихотэ-Алинский заповедник



Светлана — заместитель директора по научной работе Сихотэ-Алинского государственного природного биосферного заповедника. Родившись в Иркутске и получив образование биолога в местном университете, она переехала в небольшой посёлок Терней на северо-востоке Приморья. Путь в него на автомобиле из Владивостока занимает около 10 часов, поэтому чаще сюда добираются на самолёте, который летает несколько раз в неделю. Однако удалённость нового места жительства от цивилизации не смутила Светлану: ведь вблизи Тернея расположен заповедник, где она нашла дело своей жизни.


— Мне всегда нравились большие дикие кошки. После второго курса университета я поехала на практику в Сихотэ-Алинский заповедник и здесь познакомилась с удивительными людьми, занимающимися изучением тигров. Именно эти кошки интересовали меня больше других. Я узнала о проекте заповедника и WCS по исследованию популяции амурского тигра. Особенно мне понравилось, что это изучение не просто ради изучения, науки, а что все эти научные данные используются для сохранения тигров, — рассказывает Светлана Сутырина.


Последующие годы учёбы будущий биолог приезжала сюда на практику, а получив диплом, из статуса практикантки перешла в должность научного сотрудника. Спустя несколько лет Светлана стала заместителем директора.


Настоящий живой мир

— Раньше я, можно сказать, жила в лесу. Постоянные маршруты для установки, проверки фотоловушек, слежение за тиграми в радиоошейниках. Это было замечательное время! Вдали от цивилизации совсем другая жизнь, другие правила. На мой взгляд, они более естественные и настоящие, чем те, что царят в нашей повседневной жизни. И работа в лесу позволяет почувствовать себя частью этого настоящего, живого мира. Сейчас, к сожалению, большую часть времени я провожу за бумажно-компьютерной работой — этого требует должность заместителя директора по научной работе. Но при любой возможности стараюсь выбраться «в поле», — говорит Светлана.


Идущие по следу


Светлана устанавливает фотоловушку на дереве


Её основная полевая работа заключается в поиске наиболее подходящих мест для фотоловушек — автоматических камер, созданных для учёта редких животных. Ловушка приводится в действие сенсорным датчиком, реагирующим на тепло и движение зверя. Сегодня фотомониторинг считается одним из наиболее эффективных способов изучения редких хищников. А кроме того, этот метод безопасен — он исключает необходимость «личной» встречи человека и животного. Однако за 15 с лишним лет работы в тайге Светлане не раз наблюдала в природе диких хищников своими глазами.


— Я много раз встречалась и с тиграми, и с медведями, — вспоминает собеседница. — Но, к счастью, ни разу не было ситуации, когда животные вели бы себя агрессивно. Хотя среди них были и самки с детёнышами у добычи. Хорошо запомнилась первая встреча с тигром — это была Ольга, первая амурская тигрица, на которую надели радиоошейник.


http://dv.land/people/idushchi...






Также смотрите: 
  • Порошенко: Жаль, что мы не можем показать лица разведчиков народу
  • Украина грозится запретить летать




  • Другие статьи и новости по теме:
    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.





    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Спонсоры проекта