29-01-2017, 17:40   Раздел: Новости, Политика   » Трамп перепишет мировую историю последних трех десятилетий Комментариев: 0  

Трамп перепишет мировую историю последних трех десятилетий


Трамп перепишет мировую историю последних трех десятилетий


Трамп перепишет мировую историю последних трех десятилетий

Трамп, Трамп, Трамп! Он повсюду. В интернете, на телеэкранах, в газетах и журналах. Победитель на президентских выборах в США стал человеком, который «закрыл» 2016 год. И все тот же Дональд Трамп на своей инаугурации стал человеком, «открывшим» год 2017-й.


Кто же он такой, этот Трамп? Как умудрился победить? И на что он на самом деле способен? В поисках ответов на эти вопросы корреспондент Федерального агентства новостей обратился за помощью к политологу и публицисту, главному редактору сайта «Русская idea» Кириллу Бенедиктову.


— Кирилл Станиславович, в прошлом году вы опубликовали первую на русском языке политическую биографию Дональда Трампа под названием «Черный лебедь». Что вас побудило взяться за эту работу — ведь на момент написания книги Трамп еще не был избран президентом? И откуда появилось такое название?
— Чтобы ответить на эти вопросы, нужно начать издалека. Существовал такой интернет-портал Terra America. Не очень долго, с 2012 по 2014 год, но за это время у нас сложился очень хороший коллектив американистов. Я отвечал там за отдел интеллектуальных расследований, а вообще наша команда считала себя первым в России «институтом частной американистики».


— Это в каком смысле?


— То есть мы занимались Америкой не потому, что так сложилась наша научная карьера, а просто потому, что нам это было интересно. Terra America показала, что когда собирается коллектив людей неравнодушных, искренне влюбленных в свой предмет, то это дает очень хорошие результаты. Например, мы были первым и единственным в России коллективом, который еще за год до того, как Барак Обама заговорил об иранской разрядке, предсказал, что он пойдет на улучшение отношений с Ираном. Перед выборами 2012 года, когда Обама пошел на второй срок, мы с 99-процентной точностью предсказали всех членов его новой администрации. Можно привести много подобных примеров. Но в 2014 году по независящим от нас причинам Terra America прекратила свое существование. Однако мы все продолжали общаться и обсуждать темы, связанные с Америкой.


— Что же было дальше?


— Где-то с осени 2015 года мы стали рассуждать о перспективах следующих президентских выборов. У каждого из нас были свои «фавориты». Кто-то считал, что демократы все-таки сделают ставку на Джо Байдена (он отказался от участия в выборах только в конце октября). Кому-то была симпатична «Чайная партия» и ее молодой лидер Тед Круз, а я отстаивал кандидатуру Трампа, который казался мне самым интересным и перспективным кандидатом из всех, которые появлялись на американской политической сцене за последние годы. Все считали его популистом и этим объясняли его мощный рывок летом 2015 года, когда он из абсолютных аутсайдеров гонки стал одним из ее фаворитов. Но мне казалось, что дело не только и не столько в популизме. К тому же, «популизм» — это не более чем ярлык, а ведь ясно же, что подобный взрывной рост рейтинга должен быть обусловлен серьезными факторами. Мне стало крайне любопытно, что же это за факторы? Я взялся за работу, и уже в феврале написал большую статью «Черный лебедь», фрагменты которой впоследствии были использованы в книге.


— Но почему, все-таки, «Черный лебедь»?


— Название я позаимствовал у замечательного социолога Насима Талеба, который, собственно, и придумал концепцию «черного лебедя». Согласно Талебу, это событие, которое является неожиданным для наблюдателя, имеет значительные последствия, но в ретроспективе может быть легко и рационально объяснено… Так что непонятно, почему же его все-таки никто не мог предсказать. Мысль о том, что Трамп представляет собой пример «черного лебедя», впервые пришла мне в голову в феврале 2016 года, когда я начал собирать материалы для своей книги. А в конце мая, когда книга была уже наполовину готова, выяснилось, что я не одинок в своем видении Трампа: видный неоконсерватор Джон Подгорец, сын патриарха неоконов Нормана Подгореца, согласился ответить на вопросы сайта «Русская idea», главным редактором которого я являюсь. Выяснилось, что он тоже считает Трампа (к которому, в целом, относится крайне отрицательно) «черным лебедем». «Я думаю, что демократы волнуются о том, что Трамп может быть таким «черным лебедем», — рассказал «Русской idea» Джон Подгорец. — Но, с другой стороны, если он, действительно, черный лебедь, они по определению не могут ничего сделать».


— И ведь угадал…


— Да, так оно и получилось: Трамп стал «черным лебедем», полет которого не смогли остановить ни его противники в Республиканской партии, ни демократы во главе с Хиллари Клинтон, ни весь дружный хор либеральных СМИ по обе стороны Атлантики. Результат мы все можем наблюдать.


— Давайте поговорим о самом Трампе. Что он, по-вашему, представляет собой как личность? Его называют популистом и демагогом — так ли это на самом деле?


— Как я уже говорил, «популизм» — это ярлык, который наклеивают без разбора и, в общем, не сильно задумываясь, что он, собственно, означает. Трамп в ходе своей кампании неоднократно обращался к американскому народу — но ведь то же самое делали все его конкуренты. Разница в том, что Трамп говорил на том языке, на котором в последние десятилетия в Америке разговаривать было запрещено. Диктатура политкорректности в США на поверку оказалась не менее жесткой, чем государственная цензура где-нибудь в КНДР. Нельзя критиковать мигрантов, потому что это неполиткорректно. Мужчинам нельзя критически отзываться о женщинах, потому что это сексизм. Нельзя произносить страшное слово на букву «Н», потому что это расизм. Нельзя назвать исламских террористов «исламскими террористами», потому что это ксенофобия. И так далее, и тому подобное. Американцы, которым на протяжении многих лет навязывалась эта манера даже не поведения, а мышления, просто устали от подобного ментального насилия. И когда появился человек, прямо заявляющий, что большинство мигрантов из Мексики — преступники и насильники, что ЛГБТ-активистка и телеведущая Рози О’Доннелл — «отвратительная жирная дегенератка», что президент Обама — слабак и бездарность, это нашло в сердцах избирателей самый живой отклик. Отрицать это нельзя, и именно это имеют в виду те, кто обвиняет Трампа в популизме.


— Когда человек говорит прямо то, что думает, это не всегда приятно, но всегда подкупает.


— Трамп вовсю использовал свой образ эпатажного шоумена, эксцентричного миллиардера, не лезущего за словом в карман, для завоевания симпатий публики в 2015 году, когда на его предвыборные митинги приходили толпы. Если встречи с Трампом проходили на стадионах, стадионы оказывались забиты под завязку. Если в закрытых помещениях — мест всем желающим не хватало, люди стояли в проходах и свешивались с балконов. В январе 2016 года, когда Трамп прилетел в Де-Мойн, столицу штата Айова, чтобы выступить перед студентами Университета Дрейка, те несколько часов стояли в очереди на морозе, чтобы увидеть самого «неполиткорректного» кандидата Америки. И на телевизионных дебатах кандидатов на пост президента от Республиканской партии Трамп громил конкурентов, используя свои исключительные ораторские способности и опыт шоумена. Эти дебаты были совсем не похожи на его дуэли с Клинтон, на которых он — к удивлению многих своих поклонников — выглядел довольно зажато и даже блекло (это тоже была продуманная тактика, и она тоже принесла свои плоды). Но за этой пестрой и яркой оболочкой скрывался мощный ум — свободный от пут «политической ортодоксии», которая накладывает неизгладимый отпечаток на всех американских политиков.


— «Политическая ортодоксия»… Что это?


— Это, по сути, единомыслие. Как это ни парадоксально, но современные США, по праву гордящиеся первой поправкой к своей конституции, все больше становятся похожи на страну, реализовавшую у себя известный проект Козьмы Пруткова «О введении единомыслия в России». Вот только, по иронии судьбы, «единомыслие» оказалось введено вовсе не в нашем Отечестве, а в стране, которая долгие годы считалась образцом гражданских свобод — и даже в самые черные периоды своей истории сохраняла представление о праве на защиту собственного мнения как о неотъемлемом праве человека. Однако либеральная цензура оказалась пострашнее сенатора Джозефа Маккарти. Если в эпоху маккартизма в защиту демократии против «охотника за коммунистами» не побоялся выступить знаменитый журналист Эд Мэрроу, то сегодня никто из корифеев современной американской журналистики, работающих на крупные федеральные газеты или телеканалы, не осмелился возвысить голос в защиту Трампа.


— Неужели все медиа были против Трампа?


— За него были только совершенно независимый от финансовых групп и политических партий интернет-портал Breitbart, чей главный редактор, Стивен Бэннон, стал главным советником президента, а также конспиролог Алекс Джонс, радиоведущий и главный редактор сайта infowars.com, и, в известной степени, Шон Хэннити с канала Fox News, который мог позволить себе фронду, будучи весьма обеспеченным человеком.


— Действительно, почти полное единомыслие…


— Невозможно вообразить, что какое-либо американское СМИ национального масштаба осмелится подвергнуть сомнению точку зрения, согласно которой Россия — воплощение мирового зла, а Владимир Путин — «диктатор», «душитель демократии» и «хулиган» (bully). А СМИ формируют сознание не только рядовых потребителей медиа-контента, но и политиков. Поэтому не было особенной разницы в отношении к России (но наша страна в данном случае — это просто самый яркий пример) у Теда Круза, Джеба Буша или Марко Рубио. Не говоря уже о Хиллари Клинтон и даже Берни Сандерсе. Все они были в той или иной степени несвободны от этой всепокоряющей «политической ортодоксии». А Трамп был свободен. И это очень чувствовалось во время выборной гонки. И, конечно, пресловутый «изоляционизм» Трампа оказался на поверку самым банальным здравым смыслом, понятным и близким множеству избирателей по всей Америке. Трамп выражает мнение тех людей, которые — осознанно или нет — считают, что Соединенным Штатам следует сосредоточиться на решении собственных проблем, а не «натягивать сову на глобус», расходуя ресурсы на поддержку союзнических режимов в отдаленных регионах мира…


— Тем более что во многих случаях эти режимы ведут себя совсем не так, как должны вести себя союзники.


— Верно. Скажем, Саудовская Аравия, как и другие страны ОПЕК, бессовестно шантажирует Штаты ценами на нефть. Мексика отправляет в США миллионы нелегальных мигрантов и тонны наркотиков. И даже 24 из 28 стран-членов НАТО переваливают расходы на оборону на широкие плечи Вашингтона! Несмотря на это, для американского политического истеблишмента оказалось полной неожиданностью то, что людей, разделяющих взгляды Трампа, в США оказалось очень много. Вот это сочетание здравомыслия, изоляционизма, анти-политкорректности, стремления решать в первую очередь локальные, а не глобальные проблемы, и легло в основу нового явления, которое ныне уже без всяких кавычек именуется трампизмом.


— Локальные проблемы?


— В первую очередь, трампизм сосредотачивается на поиске ответов на внутренние вызовы национальному единству: иммиграции, исламскому терроризму. Эти вызовы понятны, прежде всего, наименее «обработанным» политкорректными СМИ слоям населения: «синим воротничкам», мелкому и среднему бизнесу, то есть нормальной трудовой Америке. А интеллигенция, левая профессура, пораженное вирусом толерантности студенчество, вся медиатусовка, Голливуд и прочие бастионы либерализма — все эти вызовы либо в упор не видят, либо маскируют их тоннами словесной шелухи, забалтывая реальные проблемы. Вот уж кого действительно стоило бы назвать демагогами, так это американских либералов. А Трамп, напротив, говорит очень дельные вещи, и у него хватает смелости видеть реальность такой, какая она есть.


— И все же, насколько, по-вашему, закономерна победа Трампа на выборах? Многие до сих пор воспринимают ее как совершенно случайную.


— Тем, кто считает, будто Трамп случайно победил на выборах, хочу напомнить, что перед этим он столь же «случайно» победил на праймериз Республиканской партии. Там его соперниками были такие тяжеловесы, как Джеб Буш, и такие харизматичные, популярные молодые политики, как Тед Круз. А потом Трамп совершенно «случайно» разгромил оппозицию внутри Великой старой партии, которая намеревалась сорвать его выдвижение на партийном съезде в Кливленде. Вся история предвыборной кампании 2015–16 годов показывает, что Трамп рассчитал ее от первого до последнего шага еще до того, как объявил о своем вступлении в гонку. Несмотря на то, что у него был очень серьезный «зуб» на Обаму, откровенно издевавшегося над ним во время ужина с журналистами в 2011 году, Трамп не стал выдвигать свою кандидатуру на выборах в 2012-м, потому что вероятность его победы на тех выборах была невелика.


— Но сейчас ситуация изменилась…


— Но сейчас, правильно рассчитав, что непопулярность Хиллари Клинтон может превзойти его собственный (очень высокий) отрицательный рейтинг, он вступил в гонку — и уверенно победил. Уверенно, несмотря на то, что, действительно, за Хиллари проголосовало почти на два миллиона избирателей больше. Но Трамп и выстраивал свою кампанию в соответствии с условиями американской избирательной системы, при которой побеждает не тот, за кого проголосовало большее число избирателей, а тот, кто собрал больше голосов выборщиков.


— Его расчет блестяще оправдался.


— Он выиграл за счет голосов избирателей «Ржавого пояса», промышленных штатов, которым пообещал возрождение индустриальной мощи Америки и которые поверили в него — хотя очень давно не верили никому в Вашингтоне. Это и были те самые «потерянные белые избиратели», которые последний раз голосовали на выборах в далеком 1992-м — тоже за эксцентричного миллиардера Росса Перо. Этих «потерянных белых избирателей» около 6,5 миллионов — но поскольку они очень давно не ходили на избирательные участки, то в соцопросах они, что называется, были «ниже радаров».


Нельзя сказать, что никто о них вообще не догадывался: некоторые социологи указывали на фактор «потерянных белых избирателей» еще в январе 2016 года — и Трамп, конечно же, включал их в свой стратегический план, — но сторонники Хиллари предпочитали их «не видеть». За что и поплатились, когда 8 ноября «Ржавый пояс» штат за штатом стал переходить на сторону Трампа.


— Будет ли Трамп независим при осуществлении своих президентских решений? Действительно ли он будет иметь возможность радикально изменить сформированную администрацией Обамы политическую повестку США, как обещал это во время выборов?


— Полностью независимым в сложной политической системе США не может быть ни один политик. Но миллиардер Трамп, действительно, более свободен, например, в своей кадровой политике, чем любой другой президент, чья кампания осуществлялась при помощи (прежде всего, финансовой) различных элитных групп и кланов. Именно поэтому его шаги по формированию новой администрации вызывают такую резкую критику со стороны мейнстримных СМИ. Приведу только одну цитату: «Кабинет Дональда Трампа принесет с собой коктейль из этических проблем, неопытности, неприязни к задачам ведомств, которые должны возглавить назначенцы нового президента, а также банального, но просто беспрецедентного невежества. Дело идет к тому, что это будет, ни больше ни меньше, худший кабинет в американской истории», — пишет политический обозреватель Пол Уолдман на страницах The Washington Post.


— Сказано, что называется, от души…


— На самом деле, кадровые решения нового президента показывают его стремление сформировать действительно независимую администрацию, способную коренным образом изменить не просто политический вектор кабинета Обамы, а весь политический ландшафт, сложившийся за последние 25 лет. Конечно, с определенными оговорками. Например, министр финансов Стивен Мнучин связан с той же крупнейшей финансовой корпорацией Goldman Sachs, которая и прежде поставляла кандидатов на этот пост (Генри Полсон, Роберт Рубин и т. д.).


Учитывая, что Фирма — так называют Goldman Sachs в финансовых кругах США — являлась едва ли не главным инициатором отмены закона Гласса–Стиголла (это закон о разделении коммерческих и инвестиционных банков, подписанный Франклином Рузвельтом еще в 1933 году), восстановление которого является важным пунктом экономической программы Трампа, — вероятно, имеет место попытка могущественных финансовых корпораций Уолл-Стрита как-то ограничить самостоятельность нового президента.


— Многие в России считают Трампа одиночкой. Так ли это?


— Нет, конечно, Трамп — не одиночка. За ним стоят влиятельные корпорации, которые, в отличие от «группы поддержки» Обамы или Клинтон, ориентированы на развитие промышленного потенциала самой Америки — и на возрождение американской индустриальной мощи на новой технологической базе. Именно эти элитные группировки и восприняли девиз Трампа (на самом деле, Рональда Рейгана, выдвинувшего этот лозунг на выборах 1980 года) «Make America Great Again!» как знак того, что к власти в Вашингтоне может прийти человек, выражающий их — или национальные — интересы. Опираясь на них, 45-й президент США и собирается полностью переформатировать повестку, которую почти три десятилетия определяли глобалисты. И шансы на это у него, конечно же, есть.






Также смотрите: 
  • Сирийская армия и "Щит Евфрата" взяли по селения на северо-востоке пр. Алеппо - Военный Обозреватель
  • Учёные: создание химер - не вымысел, а основа развития трансплантологии




  • Другие статьи и новости по теме:
    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.





    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Спонсоры проекта