20-12-2017, 09:40   Раздел: Новости   » Разновекторное наследие КГБ Комментариев: 0

Разновекторное наследие КГБ

 
Разновекторное наследие КГБ


Разновекторное наследие КГБ

20 декабря 2017 года исполняется 100 лет органам государственной безопасности ВЧК-КГБ-ФСБ России. Вместе с российскими сотрудниками органов госбезопасности данный юбилей отмечают и их белорусские коллеги из КГБ, где сохранилась идейная преемственность спецслужб. Александр Лукашенко ещё 15 декабря поздравил сотрудников белорусского КГБ и заявил, что всегда будет с ними на передовой.

А пока в России, Беларуси и их странах-союзниках, в том числе непризнанных, готовятся отмечать юбилей, на Украине идёт ожесточённая борьба национальных элит с Вашингтоном, который пытается защитить созданное по его инициативе Национальное антикоррупционное бюро.

Потому 100-летие органов безопасности — не только праздник для тех, кто причастен к работе спецслужб, но и повод для исследования того, куда пришли республиканские органы госбезопасности спустя 26 лет после распада СССР, какая им отведена роль в системе государственной власти и насколько они самостоятельны.

Оценить весь масштаб взаимодействия спецслужб на постсоветском пространстве не представляется возможным как по причине отсутствия в открытом доступе достаточного объёма информации, так и по причине фундаментальности данной темы. Потому данный текст носит обзорный характер и объективно не может претендовать на всю полноту исследования.

В качестве главных индикаторов суверенности постсоветских республик можно считать тесноту их контактов между собой, факт обучения кадров национальных спецслужб в учебных заведениях Российской Федерации, где сохранилась как интеллектуальная, так и материальная база, а также ряд совместных проектов, например, по охране государственной границы.

И как показывает постсоветская практика, перед политическим руководством республик СНГ в своё время стояла дилемма: продолжать тесное сотрудничество с Федеральной службой безопасности России и Службой внешней разведки или же постепенно терять компетенцию и в итоге оказаться в зависимости от США и ЕС, что автоматически приводит к утрате национального суверенитета и попаданию под прямое внешнее управление.

Дилемма постсоветской безопасности

В зависимости от геополитической ориентации дилемму безопасности в постсоветских республиках решили по-разному. С позиции национальных республик обеспечение госбезопасности требовало совершить выбор: готовить кадры для своих спецслужб самостоятельно, направлять их на учёбу в Россию или же позволить учить их спецслужбам других стран.

У каждого из вариантов были свои достоинства и недостатки. Самостоятельная подготовка национальных кадров, на первый взгляд, обеспечивала всю полноту суверенитета, однако в реальности сотрудникам спецслужб не хватало знаний — профессионалы остались в России, а национальные кадры неизбежно отставали в методиках обучения.

Доверить подготовку специалистов коллегам из России смогли не все республики: Прибалтика практически сразу оказалась в антироссийском лагере, попав в орбиту США и ЕС, а местные националисты крайне быстро провели люстрацию и изгнали из спецслужб тех, кто не стал абсолютно лояльным по отношению к новым властям.

В остальном же политическим руководством постсоветских республик было принято решение готовить большую часть кадров для органов госбезопасности самостоятельно, а подготовку остальных доверить России.

Потому условно 14 постсоветских республик можно разбить на два лагеря: страны, спецслужбы которых продолжают сотрудничать с ФСБ и СВР, и страны, где от данного сотрудничества отказались, а после и вовсе перешли к конфронтации.

Первый лагерь — это Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, а также Абхазия и Монголия. Сотрудничество с данными странами осуществляется как в двустороннем формате, так и в рамках организаций, например, Коллегии Пограничного комитета Союзного государства или СНГ.

Взаимоотношения спецслужб данных стран регулируются джентельменскими Астанинскими соглашениями 1993 года, в соответствии с которыми ведомства не «работают» друг против друга. Впрочем, соглашения являются неписанными и периодически нарушаются.

С Арменией у России особые отношения: с 1992 года действует Договор о статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Армения, и условиях их функционирования. В соответствии с данным соглашением Ереван доверил ФСБ России охрану армяно-турецкой и армяно-иранской границы. При этом 2/3 личного состава армянского погрануправления ФСБ России — граждане Армении.

Наиболее тесными являются контакты между белорусским КГБ и российской ФСБ: об особом характере сотрудничества свидетельствуют не только факты обучения белорусов в России и заявления Александра Лукашенко о помощи ФСБ в предотвращении терактов, но и то, какое раздражение вызывает это сотрудничество у белорусской оппозиции и украинских постмайданных политиков.

Разновекторное наследие КГБ


Реакция народного депутата Украины на задержание белорусским КГБ украинского шпиона Павла Шаройко.

Особняком стоит Туркменистан, но не по причине своей антироссийскости, а из-за политики нейтралитета: с 1999 года туркмено-афганскую границу охраняют туркменские пограничники, а не их российские коллеги. В то же время туркменские пограничники в 2014 году числились среди выпускников Пограничной академии ФСБ России.

Второй лагерь — страны, чьё руководство решило проводить антироссийскую политику, в частности, Литва, Латвия, Эстония, Молдова, Грузия и Украина.

Отказ политиков от глубокого сотрудничества с Россией привёл спецслужбы:



на первом этапе к ослаблению их кадрового потенциала и вербовке части личного состава иностранными спецслужбами с превращением завербованных в прямых проводников политики США;



на втором — к превращению национальных спецслужб в фактически подразделения ЦРУ, чья задача — исключительно борьба с Россией;


Допрос задержанного в Крыму украинского диверсанта



на третьем — к созданию США и ЕС в постсоветских республиках независимых от национальных элит силовых ведомств, чья задача — удержание контроля над элитами колонизированной страны.


Особенно ярко этот процесс виден на Украине и в Молдове, которые находятся на полпути между полной деградацией национальных спецслужб и созданием подконтрольных США и ЕС специальных антикоррупционных органов, подменяющих спецслужбы в сфере внутренней политики.

Американская колониальная администрация

Украинская Служба безопасности деградировала постепенно и отнюдь не сразу превратилась в карательно-репрессивный орган, чья задача — борьба с внутренними врагами. И, конечно же, кадрам СБУ пришлось постараться, чтобы попасть в ежегодный отчёт ООН, которая обвиняет украинскую спецслужбу в массовых нарушениях прав человека.

Первоначально СБУ была занята сохранением целостности Украины: в 1990-х она боролась против крымских чиновников, которые желали получить максимальную автономию от Киева. Потом СБУ курировала деятельность исламских экстремистов из Хизб-ут-Тахрир и Меджлиса, которые на полуострове были противовесом для политически неблагонадёжных русских.

Параллельно развивалось взаимодействие и с украинскими националистами: они, как и крымские татары-радикалы, прошли путь от опекаемых спецслужбами групп до сил, которым поручают запугивание или физическое устранение политических противников.

Например, террористическая неонацистская группировка C14 устраивает свои акции по наводке и под контролем СБУ; в декабре 2017-го появилась информация, что С14  станет официальной силовой структурой в Киеве.

На качественно новый уровень перерождение СБУ вышло после Евромайдана: должность главы службы во второй раз занял завербованный в начале 2000-х ЦРУ Валентин Наливайченко. Завербовал Наливайченко Валерий Кондратюк, который после госпереворота на Украине на время стал главой контрразведки Украины. СБУ в 2014–2015 годах очистили от политически неблагонадёжных сотрудников и «влили» новую кровь из числа курсантов и просто радикалов.

Разновекторное наследие КГБ


В декабре 2014 года на фасаде главного управления СБУ в Киеве висел флаг США. Официально его вывесили из-за визита замгоссекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности. Неофициально сотрудники ЦРУ тогда занимали один из этажей в данном здании.

Теперь же ЦРУ контролирует СБУ, а посол США может приструнить практически любого украинского политика. Впрочем, данный контроль не является абсолютным: СБУ руководит ставленник Порошенко Василий Грицак.

Однако структурой СБУ США и ЕС недовольны и требуют реформировать спецслужбу, урезав её полномочия и поставив под контроль так называемой «общественности».

«Спецслужба не должна быть подконтрольна кому-то одному, пусть даже и президенту. Она служит обществу, поэтому должны быть разработаны механизмы контроля: общественный, парламентский и государственный. Парламентский контроль должен быть обязательно».

Экс-глава Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж о реформе СБУ.

Теперь перед США стоит качественно иная задача: создать механизм, который позволил бы в обход украинских судов и правоохранительной системы судить любого украинского чиновника.

Данные инструменты созданы — это Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), с которыми украинский политикум в лице Петра Порошенко и генпрокурора Юрия Луценко ведёт отчаянную борьбу.

Вашингтон же прибегает как к внешнему давлению, так и к воздействию изнутри: упомянутый Валентин Наливайченко признал, что лично передал в Вашингтон компромат на Порошенко, а после помог Михаилу Саакашвили прорваться на территорию Украины после того, как его лишили украинского гражданства.

Цель протестов, возглавляемых Саакашвили, — не свернуть Порошенко, а заставить его смириться с деятельностью НАБУ, а также создать Специализированный антикоррупционный суд, то есть позволить США по своему усмотрению заводить уголовные дела против украинских чиновников и судить их.

Примечательно, что в конфликте между украинской властью и НАБУ США, ЕС и МВФ открытым текстом требуют от Киева оставить бюро в покое и не мешать ему работать.

Разновекторное наследие КГБ


«Твиттер» посольства США в Киеве недвусмысленно высказывается: «Ожидаем дальнейших шагов Украины по созданию антикоррупционного суда в соответствии с рекомендацией Венецианской комиссии».

Американский Госдеп открыто признаёт, что в ряды НАБУ внедрены сотрудники правоохранительных органов США. Сами же антикоррупционеры активно нарушают украинское же законодательство: внедряют секретных агентов, прослушивают чиновников и провоцируют их брать взятки.

Разновекторное наследие КГБ


Не обошлось и без традиционных украинских «грантоедов»: они активно принялись защищать творения своих работодателей.

Порошенко же остаётся только обещать оставить НАБУ в покое и пытаться тихо саботировать деятельность США. А 18 декабря стало известно, что США не дали возможность Порошенко единолично сформировать судейский корпус Верховного суда Украины, вместо этого назначив туда своего ставленника.

В похожей ситуации находится и Молдова: там, помимо аналога СБУ — Службы информации и безопасности (СИБ), действуют Антикоррупционная прокуратура и Национальный антикоррупционный центр (НАЦ), которые «чистят» органы государственной власти от коррупционеров.

Особенного сопротивления у молдавских элит деятельность прокуратуры и НАЦ не вызывает, что, по всей видимости, вызвано меньшим полем для политических манёвров и знакомством с опытом соседней Румынии, где США и ЕС добились того, чего пока не могут добиться от Украины.

Вместо спецслужбы антикоррупционеры

Попадание в зависимость от США и ЕС приводит к тому, что национальные спецслужбы как таковые становятся ненужными, особенно если страна не втянута в открытую конфронтацию с Россией.

Такой пример — Румыния, где подконтрольный США и ЕС Национальный антикоррупционный директорат принялся настолько активно сажать румынских чиновников, что тюрьмы оказались переполненными, а местные элиты зимой 2017 года решились на бунт и попытались принять декрет об амнистии и декриминализации части должностных преступлений.

В ответ румынские НКО при поддержке своих сторонников устроили в Бухаресте массовые протесты и добились от румынского правительства отмены данного декрета. Как и в случае с Украиной, ЕС тогда поддержал своих антикоррупционеров.

Данный переполох вызвала деятельность Национального антикоррупционного директората (НАД) Румынии во главе с бывшей баскетболисткой, а после генпрокурором Лаурой Кевеши.

Разновекторное наследие КГБ


Глава украинского НАБУ от лица Украины подписывает меморандум о сотрудничестве со своим румынским наставником, директором НАД Лаурой Кевеши.

Только в 2015 году румынская разведка прослушала 20 тысяч телефонных разговоров для НАД, а директорат предъявил обвинения 1250 румынским чиновникам, в том числе премьер-министру, бывшим министрам, депутатам парламента, мэрам, председателям окружных судов, судьям и прокурорам.

В 2014 году 4 года тюрьмы получил бывший премьер Адриан Нэстасэ. А в 2016 году НАД оказалось под силу изгнать из политики бывшего президента Румынии Траяна Бэсеску (за решётку попал брат Траяна Мирча), когда тот пожелал стать мэром Бухареста: НАД просто обвинил его в коррупции. Ирония судьбы в случае с Бэсеску состояла в том, что именно он назначил Ковеши в НАД, но развязал руки коррупционерам сменщик Бэсеску — этнический немец Клаус Йоханнис.

42% всех дел, рассматриваемых НАД в 2015 году, — случаи злоупотребления служебным положением, которые не являются коррупцией в общепринятом определении данного термина. Бухарестским элитам в итоге удалось через Конституционный суд несколько сузить компетенцию антикоррупционеров, но это не слишком помогло.

В то же время из 10 947 дел, которые к 2016 году были в ведении НАД, лишь 1 258 дошли до судов, которые в 92% (в ЕС оправдывают около 20% подозреваемых в коррупции) выносят обвинительные приговоры. Остальные 9 689 дел находились на разных этапах расследования и использовались в первую очередь как средство политического давления.

При этом с подозреваемыми особенно не церемонятся: часто дела возбуждают против членов их семей, суды избирают в качестве меры пресечения взятие под стражу на 180 дней, мелким коррупционерам предлагают сделку со следствием в обмен на показания против более крупных подозреваемых.  

Румынская Фемида послушно исполняет требования антикоррупционеров. Порой настолько послушно, что успевает начать рассмотрение ходатайства НАД в 2:40 ночи, а к 3:40 ордер на арест оказывается уже по пути в полицию. Именно так было с бизнесменом Дэном Адамэску, судьбу которого суд решил за 20 минут. Позже адвокат Адамэску покончил с собой, бросившись под вагон метро, а сына Дэна арестовали в Лондоне по запросу из Бухареста.

Резвость НАД в борьбе с коррупцией дошла до того, что в 2016 году британский мозговой центр «Общество Генри Джексона» выпустил 28-страничный доклад с разгромной критикой деятельности румынских антикоррупционеров, где прямо сравнивает их методы деятельности с методами во времена «тоталитарного коммунистического режима».


В то же время деятельность Кевеши поддерживают свыше 60% граждан Румынии, что не удивительно: людям всегда приятно наблюдать за тем, как наказывают элитариев. И тот факт, что их наказывает структура, созданная под давлением ЕС, ничего не меняет.

***



Пример румынского НАД чётко показывает, что ожидает элиты тех стран, чьё руководство решило сперва испортить отношения с Россией, а затем отказаться готовить кадры для своих спецслужб, доверившись «партнёрам» из США и ЕС.




Украина же — пример того, что разложение спецслужб, отсутствие притока «новой крови» (примерно с 2010 года СБУ перестало направлять курсантов на обучение в Россию) оканчивается их поражением в противостоянии с ЦРУ и попаданием под внешнее управление.




Населению остаётся лишь радоваться тому факту, что хоть кто-то наказывает зарвавшиеся республиканские элиты, именно потому протесты против амнистии коррупционеров вызвали столько масштабную поддержку среди граждан Румынии.




Освободиться от прямого внешнего управления, усиленного деятельностью антикоррупционеров, практически невозможно из-за сильнейшего внешнеполитического давления и тесной кооперации между мутировавшими спецслужбами, которые фактически перестают быть национальными, подчиняясь внешним силам, и антикоррупционерами.




Для борьбы с коррупцией совершенно не обязательно передавать страну под внешнее управление — коррупционеров более чем успешно судят в Беларуси и с недавних пор в России.

Оцени новость:





Также смотрите: 
  • Наступления Киева в Донецке и Луганске ждут со дня на день
  • Ученые из MIT создали светящиеся растения





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Спонсоры проекта