» » Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты

18-05-2018, 21:40   Раздел: Статьи   » Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты Комментариев: 0

Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты

 
Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты


Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты

Четыре года назад арестовали руководителя ГУЭБиПК генерала Дениса Сугробова. Этот день многие с иронией называют днем памяти по борьбе с коррупцией в нашей стране. В этой статье рассказывается о том, кто и как похоронил зарождающуюся идею борьбы со взяточничеством и круговой порукой. А также о том, кто находится у руля в органах безопасности, как используется мощь спецслужбы вопреки государственным интересам, как получают команды Владимира Путина, вводя его в заблуждение и бравируя его именем и именами других высших должностных лиц для решения личных задач.

Начальник Управления «К» ФСБ генерал Иван Ткачев: «Об этом говорит директор [ФСБ Александр Бортников], говорит Кириенко. Тебя катком переедут. По Сугробову ты видел? Красиво, жестко, но команда. Тебе зачем? Зачем тебе проблемы, жене, детям?».

Скандальная аудиозапись https://pasmi.ru/archive/20876... на которой в интересах губернатора Андрея Воробьева генерал ФСБ Ткачев и начальник управления администрации президента Андрей Ярин угрожают главе района Подмосковья Александру Шестуну, стала достоянием широкой общественности. При этом аудиозапись раскрыла и другие свидетельства грязной работы, истории переплетения государственных и личных интересов на высшем уровне, приоткрыла завесу, на кого работает «каток» ФСБ. Неудивительно, что реакции президента России Владимира Путина на скандальные записи до сих пор не последовало, хотя его пресс-секретарь Дмитрий Песков еще два месяца назад заявлял, что в Кремле с ней обязательно ознакомятся. https://pasmi.ru/archive/20887...


СУГРОБОВ: ИСТОРИЯ ДЕЛА


Команда президента или преступное сообщество. Как ФСБ дезинформирует президента и получает разрешения на аресты


7 мая 2014 года сотрудники ФСБ и Следственного комитета задержали начальника ГУЭБиПК МВД генерала Дениса Сугробова. 8 мая Басманный суд столицы отправил генерала под стражу.

По версии следствия, сотрудники ГУЭБиПК под руководством Сугробова пытались подставить замначальника Шестой службы УСБ ФСБ Игоря Демина, выдав себя за бизнесменов и попросив взять их «под крышу» за 10 тысяч долларов в месяц. Следствие утверждало, что полицейские вели разработку сотрудников УСБ ФСБ с целью скомпрометировать ведомство Александра Бортникова, а Денис Сугробов лично создал преступное сообщество для производства конвейера провокаций. На все время предварительного, а потом и судебного следствия в СМИ и в блогосфере была развернута настоящая информационная атака, каждый из этапов которой совпадал с важными следственными действиями начиная от ареста генерала, заканчивая вынесением ему обвинительного приговора. СМИ трубили о разоблачении очередных оборотней в погонах и коррупционеров в антикоррупционном главке МВД.

Но никто не обратил внимания на отсутствие в деле информации о взятках, вымогательствах денег или какого-либо иного коррупционного состава. В материалах обвинения таких данных просто не было. Никто не обратил внимания на то, что за годы следствия, сотрудники ФСБ и СК, как ни старались, не смогли найти у обвиняемых дорогостоящего имущества — сведений о нем тоже не было в материалах дела. Никто также не обратил внимания и не удивился тому, что преступное сообщество Сугробов создал ради дополнительных выплат к очередным званиям. Вдумайтесь, это от 500 до 2000 рублей в месяц к официальным зарплатам офицеров. Никто не обратил внимания на то, как пойманные сотрудниками Сугробова с поличным чиновники превратились в потерпевших и свидетелей.

Чтобы скрыть абсурдность и нестыковки преследования, суду пришлось даже засекретить дело. Несмотря на явную выдуманность обвинения, на грубые нарушения https://pasmi.ru/archive/19894... во время следствия и подделку сотрудниками СК обвинительного заключения, суд посчитал обвинения доказанными и приговорил оперативников ГУЭБиПК к различным срокам лишения свободы. Генералу Сугробову дали больше всех — 22 года строгого режима.

Адвокаты и эксперты раз за разом заявляли, что дело Сугробова сфальсифицировано, но их никто не хотел слушать. В приговоре была заинтересована целая система, которая хотела побыстрее похоронить антикоррупционное подразделение ведомства Владимира Колокольцева, избавиться от его сотрудников, которые слишком много знали и начали ей угрожать. Необходимо было покончить с бесконтрольным ведомством, способным самостоятельно докладывать президенту о реальном положении дел в сложившейся десятилетиями коррупционной системе связей элит и руководства спецслужб.


Разработки Сугробова и судьба фигурантов

С момента своего назначения на должность генерал Сугробов стал персоной номер один по борьбе с коррупцией в России. Достаточно перечислить лишь часть самых громких операций, проведенных его подразделением, чтобы понять — в то время на слуху были только дела, реализованные ГУЭБиПК. Вот неполный список лиц, которых разрабатывало ГУЭБиПК с информацией, как задерживались с поличным высокопоставленные фигуранты и что с ними стало после ареста Сугробова.

Дело сенатора Коровникова

Александр Коровников был задержан оперативниками ГУЭБиПК при передаче взятки, которая предназначалась главе департамента Счетной палаты Александру Михайлику за усиленную проверку компании «Спорт-Инжиниринг», занимавшейся проектированием футбольных стадионов к чемпионату мира 2018 года. Коровников и Михайлик попались с поличным. В деле имеются видеозаписи, на которых сенатор не только берет деньги, но и просит поставлять ему такие заказы и в будущем. https://pasmi.ru/archive/12303...Там зафиксировано, как Коровников под контролем ГУЭБиПК передавал деньги чиновнику Счетной палаты, а тот обещал поделиться ими со своим руководителем.

Последующий арест Сугробова не только позволил избежать наказания высокопоставленным чиновникам, которые добровольно брали деньги. Вы не поверите, но они стали потерпевшими и продолжают работать в органах власти: Александр Коровников — депутат Госдумы, отвечает за оборону страны, а Александр Михайлик — заместитель руководителя Федерального казначейства.

Дело «Мастер-банка»

ГУЭБиПК собрало против топ-мендеждеров «Мастер-банка» доказательства, которых хватило для возбуждения уголовного дела по статье о незаконной банковской деятельности. Разработка «Мастер-банка» велась несколько лет. Сотрудники ГУЭБиПК вскрыли всю обнальную сеть, через которую прошло около 700 млрд руб. Банк был частью этого картеля, его председатель Борис Булочник подался в бега и был заочно арестован.

Во время оперативных мероприятий ФСБ пыталась получить доступ к материалам по делу «Мастер-банка» и обнальщика из Мытищ Сергея Магина. «Мастер-банк» и Магин формально были не связанными между собой площадками, но группа лиц, имеющих отношение к ФСБ, проявляла настойчивый интерес к информации о работе сотрудников ГУЭБиПК. Генерал Денис Сугробов был против вмешательства в оперативные дела его подразделения и сведений ФСБ не предоставил, проще говоря, отказал чекистам в решении вопроса. О том как УСБ ФСБ воздействовало на Сугробова читайте в эксклюзивном интервью генерала. https://pasmi.ru/archive/11656...

Прошло пять лет, по делу «Мастер-банка» вынесен приговор, который вызывает смех и умиление. Менеджеры «Мастер-банка» получили условные сроки, после чего сразу же были амнистированы по нереабилитирующим мотивам. Так или иначе — все фигуранты этого дела на свободе.

Дело «Оборонсервиса»

Началом этой истории стало задержание Бориса Мирошникова, Александра Абрамова и Екатерины Сметановой. Последняя была гендиректором «Центра правовой поддержки «Эксперт», с которым холдинг «Оборонсервис» заключил эксклюзивное агентское соглашение на оценку и продажу имущества Минобороны. Сметанова была задержана при получении взятки в размере 6 млн рублей. Оказавшись в следственном изоляторе, она заключила досудебное соглашение, которому был присвоен гриф «секретно». Так ГУЭБиПК МВД получило ценного информатора, показания которого позволили получить доказательства хищений при продаже объектов Минобороны и установить причастных к этим преступлениям лиц из ближнего круга министра Анатолия Сердюкова.

Как известно, дело о халатности в отношении Сердюкова было прекращено. Экс-министра амнистировали. Евгению Васильеву — бывшего начальника департамента имущественных отношений Министерства обороны России и члена совета директоров ОАО «Оборонсервис» — приговорили к пяти годам лишения свободы, но через три месяца выпустили по УДО.

Дело главы подмосковного Росреестра

В 2013 году на бывшего сотрудника Федеральной регистрационной службы Алексея Акчурина выходит некий Алексей Клюшкин. Он просит помочь решить проблему с регистрацией права собственности на элитный участок земли и недвижимость в Подмосковье. И Акчурин соглашается за 1,3 млн рублей ускорить процесс регистрации. Он обращается к исполняющей обязанности руководителя Управления Росреестра по Московской области Ольге Ждановой, которая готова помочь. Передача вознаграждения зафиксирована на оперативной видеосъемке. https://pasmi.ru/archive/12334...
Жданова радуется получению денег и предлагает своему сообщнику отсчитать проценты. При передаче основной части денег Ольге Ждановой оперативники задерживают обоих участников схемы. При задержании высокопоставленная чиновница пытается сбежать, бросив пакет с деньгами. Впоследствии и Жданова, и Акчурин полностью признают свою вину. Но после возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников ГУЭБиПК заявляется, что ни Акчурин, ни Жданова взятку брать не хотели, что они стали жертвами провокации сотрудников подразделения Сугробова.



Дело Владимира Кожина

Дело управделами президента РФ Владимира Кожина, которого оперативники ГУЭБиПК подозревали в незаконной продаже по заниженной цене элитных земельных участков в Сочи https://pasmi.ru/archive/10803... и Одинцовском районе Подмосковья https://pasmi.ru/archive/10802..., а также в причастности к продаже комплекса зданий «Квант-Н». Средства от продажи перечисленных объектов были выведены в офшоры. Кстати, по делу «Кванта» в январе этого года вынесен приговор, но Кожина среди фигурантов этого дела нет.

Напомним, что в 2011 году, именно Кожин, в то время управляющий делами президента России Владимира Путина, поставил свою подпись в документах о незаконной продаже недвижимости «Кванта» в пользу ФГУП ЦФПО, что и было сделано в подозрительно короткие сроки. https://pasmi.ru/archive/12788... Владимир Кожин был допрошен по этому делу лишь в качестве свидетеля и отпущен, а материалы в отношении Кожина по объектам УДП в Подмосковье и Сочи долго гуляли между подразделениями и не закончились уголовным преследованием.

С должности главы УДП его сняли через несколько дней после ареста Сугробова, но сейчас Владимир Кожин — помощник президента по вопросам военно-технического сотрудничества.

Список фигурантов громких дел, находящихся в разработке подразделения Сугробова, можно продолжать долго: главврач ЦКБ Анатолий Бронтвейн, начальник отдела департамента правительства РФ Артем Чесноков, экс-помощник министра транспорта Сергей Быстров, начальник управления Минтранса Подмосковья Сергей Найденов и многие другие. https://pasmi.ru/archive/12746...



Факты коррупции были очевидными, имелись видео- и аудиозаписи получения денег, фигуранты признавались в содеянном. Сам факт последующего закрытия этих дел вызывает недоумение и протест любого здравомыслящего человека, но только не у заместителя начальника УСБ ФСБ (на тот момент) генерала Олега Феоктистова и его подчиненного начальника 6-й Службы УСБ ФСБ Ивана Ткачева. Им нужно было любой ценой укатывать несговорчивого генерала Сугробова, отказавшегося участвовать в их играх, им было плевать на государственные интересы, они не стеснялись перевернуть все с ног на голову, черное превратить в белое. Главным был результат, и особенно приятно, когда уничтожение личного врага совпадает с решением вопросов заинтересованных элит.


«Преступления» Сугробова

Дело Сугробова состоит из обвинений в организации преступного сообщества, 14 эпизодах превышения должностных полномочий и одной провокации. Начнём с так называемого преступного сообщества. Этот состав преступления звучит громко, страшно, отбрасывает нас в лихие 90-е, а на самом деле, это конструкция, проще сказать, оболочка. ПС создается для совершения одного или нескольких преступлений и извлечения теневых доходов. Но, по версии следствия, доходами в деле Сугробова оказались официальные надбавки к зарплатам в 500—2000 рублей. Да, вы не ошиблись, именно не миллионы, не тысячи даже, а пятьсот рублей.

А теперь — одно или несколько преступлений. Что это за преступления? Это 14 эпизодов превышения должностных полномочий, и 13 из них касались дел, где фигуранты были полностью изобличены, а вина доказана следователями, даже не оперативниками ГУЭБиПК.

Эти 13 эпизодов связаны с делами о нанесении миллиардного ущерба РФ и получения многомиллионных сумм. Как очевидно следует из данных объективного контроля — видео- и аудиозаписей, фигурантов никто не провоцировал, не принуждал и не убеждал ставить свои подписи на документах, брать деньги, они самостоятельно принимали решения. Они все должны были быть осуждены, но…

И переходим к основному, 14-му эпизоду превышений полномочий — это единственная инкриминируемая провокация в приговоре суда. Провокация якобы совершена в отношении сотрудника УСБ ФСБ — самой могущественной и влиятельной службы на тот момент, от названия которой робели не только чекисты, но и судьи, прокуроры, следователи, не говоря о простых чиновниках.


ЧЕКИСТЫ ПОД УГРОЗОЙ

Любой из эпизодов работы антикоррупционного главка мог стать для Сугробова роковым, ведь дорогу они перешли практически всем — и ФСБ, и очень влиятельным персонам и даже прямому окружению Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Сошлось сразу все, но совпадение или нет, события начали развиваться молниеносно, как только в разработку полицейских попал высокопоставленный чекист. Точнее — когда сотрудники Сугробова собрали материалы для возбуждения уголовного дела в отношении главы управделами президента Кожина, и в их поле зрение попал замначальника Шестой службы УСБ ФСБ Игорь Демин. Подозреваемых и Демина связывало то, что он в свое время курировал от ФСБ объекты, где работали фигуранты.

Под угрозу разоблачения уже могло попасть само УСБ ФСБ, и нужно было срочно решать эту проблему. В работу на упреждение включились лучшие умы — Олег Феоктистов и Иван Ткачев. Им пришлось использовать все ресурсы органов безопасности, чтобы вытащить спецслужбу из под удара, дискредитировать ГУЭБиПК перед директором ФСБ Александром Бортниковым и, соответственно, президентом Владимиром Путиным, а затем нанести разгромный ответный удар, который сразу решит проблемы как службы, так и других заинтересованных лиц.

Реализации предшествовала арт-подготовка, заключающаяся в дискредитации Сугробова: нужные люди в нужное время доносили президенту Путину о недовольстве зарвавшимся молодым генералом МВД.

Уже к февралю 2014 года оперативная комбинация в отношении сотрудников ГУЭБиПК была красиво реализована. Бывший сотрудник ФСБ России, войдя в доверие к сотруднику ГУЭБиПК, вбросил информацию о якобы имевшем место вымогательстве сотрудником УСБ ФСБ Игорем Деминым денег у бизнесмена за общее покровительство в размере 300 000 рублей в месяц. Получив эту информацию, оперативники ГУЭБиПК решили ее проверить. При этом никто не собирался задерживать сотрудника ФСБ, задача стояла подтвердить или опровергнуть факт получения Деминым денег, чтобы доложить о результатах высшему руководству для принятия решения. Поэтому сотрудники ГУЭБиПК не указали всех исходных данных до их проверки и объективного подтверждения. Это знали сотрудники ФСБ, на этом и строился их расчет.

Сотрудники ФСБ с 2011 года осуществляли прослушивание кабинетов сотрудников ГУЭБ. Будучи инициаторами вброса информации о противоправной деятельности своего сотрудника, они своевременно доложили информацию в нужном им свете, преподнеся все как якобы попытку сотрудников ГУЭБ инициативно, в отсутствие информации, спровоцировать сотрудника их ведомства, задержать его и тем самым дискредитировать всю структуру. При этом они понимали, что это будет воспринято исключительно негативно и позволит разрушить эффективное подразделение МВД.


Президент дает добро

Спецоперацией непосредственно руководил Иван Ткачев. Как рассказывают знакомые с ситуацией источники, операция проводилась в строжайшем секрете. Перед непосредственным задержанием в ФСБ царило невероятное напряжение. Ткачев при инструктажах периодически повторял о важности дела, говорил «либо мы их возьмем, либо они нас», что вызывало недоумение сотрудников.

И это напряжение было неудивительным, ведь, по словам осведомленных о тех событиях источников, риски были серьезные: по сути, серьезной фактуры на Сугробова и его подчиненных не было. Говорят, сотрудникам ФСБ просто повезло: накануне один из подчиненных Сугробова под влиянием эмоций наговорил по телефону лишнего, и расшифровки этих переговоров удачно легли в общей концепции президенту на стол. В итоге Владимир Путин и дал команду на реализацию спецоперации. Разбираться президенту было некогда, напомним, на международной повестке был Крым и Олимпиада в Сочи, все легло как по маслу — команда президента была получена.

Джокер был в руках, сотрудники УСБ ФСБ в этом деле выступили совершенно в уникальном для себя качестве, оказавшись одновременно и организаторами оперативного эксперимента, и потерпевшей стороной, и группой оперативного сопровождения по уголовному делу и кураторами ручных сотрудников Александра Бастрыкина и Юрия Чайки, и нужных судей.


ЧЕСТНОСТЬ КАК ПОРОК

На оперативников ГУЭБиПК было вылито невероятное количество грязи в СМИ и во всех коридорах власти. ФСБ за три года сбилась с ног в попытках найти признаки незаконного обогащения — роскошные дворцы, белоснежные яхты и зарубежные счета организованного преступного сообщества Дениса Сугробова. Но все их усилия оказались тщетны. Наличных миллионов, дорогих иномарок, роскошных домов и сокровищ в швейцарских банках у простых оперов и генералов антикоррупционного главка просто не оказалось. В отличие от полковника Захарченко, которого Сугробов пытался выгнать, но кураторы УСБ ФСБ не давали это сделать, в отличие от Кожина, Коровникова, Васильевой и Сердюкова, в отличие от крыши обнальщиков из «Мастер-банка». Именно этим они и были опасны. Именно это их обрекло. Их нельзя было шантажировать компроматом. У них не было незаконно нажитых сбережений, которые можно было бы отнять, а значит, с ними нельзя было договориться. Они действительно выделялись на фоне устоявшихся схем и правил коррупционной России. Именно поэтому их можно было только подставить, оболгать и обвинить, получить команду Путина и запустить тот самый каток.



Оцени новость:






Также смотрите: 
  • «Подрывник» Крымского моста нашёл себе друга по переписке
  • Российские журналисты попали под обстрел в Донбассе





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.







    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта