15-06-2018, 06:40   Раздел: Статьи   » Смена Качества Солнца Комментариев: 0

Смена Качества Солнца

 
Смена Качества Солнца


От неожиданности, Николай заморгал, недоуменно глядя на монитор, развернулся вполоборота, бросил взгляд за спину, повернулся снова к рабочему компьютеру и со вздохом откинулся в кресле. Встал он сегодня рано, чуть ли не в пять, корпел над чертежом долго и усердно, давясь бутербродами прямо на рабочем месте. До того же, как засесть за работу, едва покинув кровать, он распахнул пошире окно: При раздвинутых шторах, розовое, утреннее небо смотрелось налитым бодростью и вдохновением. Из неба он и решил их себе черпать, в смысле, бодрость и вдохновение, но, видать спиною что-то особо не черпалось.

В итоге же, он прозевал восход и теперь, яркий, солнечный свет заливал комнату, рикошетом отскакивал от стекла витражей, топил в себе символы и линии чертежа на мониторе компьютера.

Ерунда, мелочь. Встань, да задерни шторы, продолжи работу, Коля. А лучше, завязывай с этим допотопным механизмом, да езжай на работу, где тот же проект разложен в трехмерном вирте: Перчатки, очки — и любой масштаб, любой ракурс к твоим услугам. Ну же, Коля…

Николай еще раз вздохнул, подозрительно сунул нос в кружку с остатками кофе, залпом допил содержимое, отплевываясь от назойливой гущи и снова откинулся, грустно созерцая залитый солнечным светом экран.

Не клеилась работа. Не шла.

- И ведь ладно бы, не хватало б тебе энергии. - С грустью глядя на чертеж кораблика произнес Николай Сергеевич, ведущий инженер РосКосмоса. - Но что делать, когда энергии слишком много? Сгоришь, сгоришь…

Он аккуратно поставил кружку из-под кофе на компьютерный столик и задумчиво глянул на нее, словно увидел впервые. Осторожно встал из кресла, подобрал со стола посуду, оставшуюся после завтрака и ретировался на кухню, размеренным, ровным шагом, старательно делая вид, что это не побег.

Скормив кухонному процессору чашку с тарелкой, Николай прислонился спиной к стене и некоторое время, исподлобья, зацепившись большими пальцами за карманы своих джинсов, наблюдал за тем, как тот переваривает добычу, как плотный полимер становится жидким, податливым, стекает в общий резервуар, из которого, при необходимости, будет напечатана новая утварь, и где, посредством все того же жидкого полимера, происходила фильтрация остатков пищи.

Джинсы он напечатал только вчера, и менять пока не собирался.

В голову полезли всякие дурацкие мысли, вопросы на тему того, как люди жили раньше, в мире, где вещи претендовали на постоянство. Николай отмахнулся от них, и побрел было обратно, к застоявшейся работе, но обратив внимание на легкий шум доносящийся из детской, тут же сменил маршрут.

Как выяснилось, Кеша порылся в папиной кладовке.

- Иннокентий. Мерзавец. Кто тебе разрешил копаться в моей рухляди и зачем тебе три монитора? - Николай прислонился к дверному косяку, любуясь, как сын, обставленный экранами с разных сторон, чем-то манипулирует в открытом космосе.

У тебя больше небыло. - Не отрываясь от экранов, сообщил Мерзавец Иннокентий. - Надо пять. Еще верхний обзор и нижний хочу.

- Шесть? Для заднего обзора? - Вопросительно поднял бровь Николай.

Вместо ответа, Кеша ткнул в выделенный прямоугольник, в верхней половине «носового» экрана.

- Этого хватает. - Неопределенно махнул рукой он. - А вот верхний и нижний нужны, постоянно рубкой стукаюсь.

Николай зашел в комнату, повертел головой и найдя искомое, поднял со смятой, неубранной кровати вирт-очки. Дорогие, многофункциональные, купленные за приличные деньги. Выключенные и отложенные за ненадобностью.

- Чего не в очках? - Поинтересовался Коля у сына.

- Мешают. - Кеша поморщился. - Отвлекают.

Почувствовав спиною папино немое удивление, продолжил.

- Ну, например, когда к крупному астероиду подлетаешь, посмотреть, какие металлы в нем есть, он же большой. Страшный. Начинаешь нервничать, дергаться, когда он на тебя летит… Я так двух «шахтеров» угробил. А через мониторы не страшно, потому, что знаешь, что ты здесь, а астероид — там…

Николай Сергеевич задумчиво хмыкнул. Казалось, не так много времени прошло с тех пор, как человечество приспособило детей к освоению космоса. Создало дистанционных дронов, модульную архитектуру, фактории нанопечати. Добудь нужные металлы, материалы, загрузи в «кузницу», получи нужные «блоки» - элементы модульной конструкции. Построй космическую базу. Добудь ресурсов еще — и за бонусы, отправь на Землю. Не сложнее строительства замка из кубиков, возня в песочнице.

- Это Стёпа? - Он обратил внимание на хаотично двигавшуюся на экране искорку, ткнул в нее пальцем.

- Ага. - Флегматично кивнул Кеша. - Собирает защитных ботов. Тут соседний клан близко, не любят они нас.

Он наморщил нос, пробежался пальцами по клавиатуре и звезды на экране пришли в движение. Кешин кораблик двинулся вперед, к месту, где Стёпка строил защиту. Вероятно — помогать.

- А мы — их. - Со значением вдруг добавил Кеша. И сквозь зубы процедил: «Пиндосы…»

Николай сначала нахмурился, а потом ухмыльнулся, вспоминая, как поначалу мирная игра в космических шахтеров, стремительно обросла всем тем, что свойственно человечеству. А тем более, детям.

История умалчивает о том, кто первым догадался использовать магнитные конвейеры для руды в качестве оружия. Трубы конвейера модифицировали усиленным генератором, монтировали на корабли, снабжали контейнером с выплавкой средней степени измельчения, писали для дронов системы прицеливания — и в хлам разносили корабли «противника» кусочками металла, разогнанными до сверхзвуковых скоростей.

Их запретили.

Тогда на смену пришли сфокусированные шахтерские лазеры, хотя их запретили еще быстрей.

Самодельные торпеды.

Корабли-тараны.

Все это запрещали, и как любой запрет на оружие, он стимулировал фантазию детей на новые открытия. Взрослые воспринимали ситуацию относительно несерьезно, на уровне моды на пугачи в школе: Гладиаторские бои на шахтерских роботах происходили на краю солнечной системы, в метеоритном поясе. Глупо, первобытно, но сравнительно не опасно, да и поток ресурсов на Землю шел бесперебойно, в итоге.

Правительство вмешалось, как только в этом потоке появился уран.

Понимая, что это просто вопрос времени, когда какой-нибудь одаренный ребенок возьмется за учебник по ядерной физике, умные дяди и тети взрослые использовали тот единственный способ контролировать ситуацию, что мог сработать.

Они создали оружие. И правила его использования. Оружие производилось на Земле. Как и корабли. Как и модульные блоки теперь. Если кто-то хотел их получить, надо было добыть полезных ископаемых и «продать» их на Землю.

Дешевые ресурсы. Вынесенная за пределы Земли агрессия, военные конфликты. Постоянно развивающийся ВПК. И все же, Николай чувствовал, что во всем этом есть какой-то обман, ошибка.

Он нахмурился, разглядывая картинку на экране справа. Далекое, родное светило выглядело здесь как маленький желтый шарик, свет его был резким и контрастным, по сравнению с тем теплым, мягким, что залило сейчас его рабочий кабинет, хлынув через открытое окно. Было странно думать, что это пятно на экране — то же самое Солнце, что заглядывало в квартиру.

Коля потрепал сына по голове, аккуратно положил вирт-очки обратно на кровать и бросил на выходе из комнаты что-то вроде: «Не забудь позавтракать-застелить кровать-уроки-спортивный кружок» одной, понятной только им двоим короткой фразой.

- Хорошо пап. Только груз до базы довезу…

В кабинете, Николай твердо настроился на работу. Задернул шторы, решительно сел в кресло, выдвинул челюсть и принял свирепый вид. С видом этим просидел минут пять, гипнотизируя чертеж. В итоге, не выдержал, выдохнул и расслабившись, снова откинулся в кресле.

Свирепый вид тоже не помогал.

Солнечный свет принял Колину капитуляцию, вновь хлынув в комнату. Он почувствовал, что этот поток вымывает его из дома, выбрасывает на улицу, а почувствовав — принял решение не сопротивляться.

- Иннокентий, я прогуляюсь… - Бросил он в сторону детской, перед выходом из квартиры.

- Можно я возьму себе монитор с рабочего, себе на верхний обзор?

Кеша был в своем репертуаре.

- Нет конечно, сын, ты что, ошалел? - Николай постарался сделать как можно более строгий голос.

- Спасибо, пап!

Не обращая внимания на ожидаемый ответ, Коля мимоходом бросил взгляд на куртку, и вышел из квартиры, как был — в джинсах и рубашке, щуплый, худой мужик сорока лет, невзрачный и простой. «Побриться надо было...» - Мелькнула незваная мысль уже в лифте, перед зеркалом. Мелькнула и пропала, пока Николай потирал на подбородке серебро щетины, размышляя о проекте. Теперь, когда он покинул рабочий кабинет и расстался с ощущением обязанности выполнения работы, чертеж сам возник в голове, заплясали цифры, данные, роясь словно пчелы в улье.

Задумавшись, он брел по улице. Мимо домов и автомобилей, закусочных и автобусных стоянок. Не обращая внимания на распустившуюся зелень, на людей вокруг себя. Мысли гудели в голове, но что-то было не так, что-то не складывалось. Какая-то неведомая сила, что подталкивала его в спину, заставляя шагать вперед, она же мешала сосредоточиться, поймать фокус.

Пытаясь осознать природу этого явления, он поднял голову и наткнулся взглядом на рекламный плакат, на обочине дороги.

«Звезды — далекие Солнца новых планет человечества!»

Надпись, залихватская, дерзкая, красовалась поверх изображения сурового космолетчика в боевом скафандре, что указывал рукою на звездное небо. Космолетчик аж светился от собственной мужественности и брутальности, призывая не сколько колонизировать космос, сколько быть похожим на себя. Коля знал, что существует и другой вариант плаката — с роскошной блондинкой, в легком, откровенном платье… Игрушки в песочнице, на краю солнечной системы — детям, далекие путешествия и приключения — тинейджерам, взрослым — покой и умиротворение родителей, благополучно сбагривших детей куда подальше.

Николай молча опустил голову и прошел мимо плаката, стараясь не чувствовать себя виноватым перед суровым космолетчиком. Лететь к звездам было нужно, но пока что не на чем… В ожидании, что персонаж с плаката возьмет его за грудки и сурово спросит за задержки в проекте, Коля втянул голову в плечи и юркнул в ближайшую подворотню.

Без взгляда, сверлившего спину, стало легче. Но общее ощущение давления не проходило.

«Не иначе, как атмосферное. От него тоже никуда не скрыться...» - Пошутил про себя он. Огляделся по сторонам и обнаружил детскую площадку посреди двора. Каштаны, скамейки, обычная, не космическая песочница, с ковыряющимися в ней карапузами… Скамейки были кстати, против каштанов и карапузов Коля не возражал.

Место действовало на него умиротворяюще. Чуть отпустила тревога, расслабилась спина. Солнце тихонечко покусывало за краешек уха первым, весенним загаром. Мысли в голове так и не упорядочились, но текли теперь ровно, медленно. Николай чувствовал себя отстраненным наблюдателем на краю этого потока, каким отстраненным наблюдателем он был на этой детской площадке.

- Простите, вы не против?

- Нет, конечно нет…

Коля ответил автоматически, осознав присутствие старика на скамеечке много позже.

- Я просто раньше тут сидел. - Словно смущаясь, пояснил старик. - Подходил к песочнице, поправить кофту внучке. Возвращаюсь — а тут вы… Сел бы куда-нибудь еще, что бы не мешать, но мне отсюда ребенок как на ладони.

- Все нормально. - Николай усмехнулся. - Если кто тут и лишний, так это я… Представляете, мне сдавать проект через неделю, а не складывается. Уткнулся в проблему, решить не могу, вообще ничего не могу. Выбрался вот. На свежий воздух.

- Свежий воздух — это правильно. - Согласился старик. - А над чем вы работаете?

Коля помолчал. Потянулся, сорвал молодой листочек с нависающего каштана, растер в пальцах и втянул запах.

«Если для космонавта Земля как-то пахнет, то наверное, именно так.» - Мелькнула в голове мысль. Мелькнула, и тут же была смыта прочим потоком цифр и данных, что никак не могли найти свое место.

- Я работаю судно. - Медленно начал Коля. - Оно должно быть способным на межзвездный перелет, а идея в том, что бы зарядившись энергией от звезды, совершать прыжок к следующей. Ну вы знаете? Звезды? Огромные, бесплатные источники энергии, разбросанные в космосе, как наше Солнце? В общем, проблема в том, что судно не успевает зарядиться энергией. Оно просто сгорает. Долго объяснять, почему и как, если просто — проблема в дистанции, на которой начинается зарядка батарей, и то, как долго судно может на ней продержаться.

- Давно работаете? - Поинтересовался старик.

- С прошлой осени. - Вздохнул Николай Сергеевич. - Всю зиму… И вроде работа шла хорошо, но весной все пошло в разнос. Не клеится… И понятия не имею, почему. Что изменилось.

Он поднял взгляд на девочку, что подбежала к старику, комкая в руках кофту. С недовольным, капризным видом она сунула одежку деду, показывая, что слишком ей жарко и нечего вообще было на нее эту кофту надевать, перед выходом из дома, и что обещанное дедом мороженое ждет их визита в закусочной неподалеку…

- Девочка. Скажи мне… С зимы — что поменялось?

В голосе Николая звучало отчаяние.

Ребенок обернулся на голос и смерил инженера строгим взглядом, решая, правильно ли общаться с человеком, что даже не обратился к тебе по имени-отчеству. Но бросив мельком взгляд на ухмыляющегося в усы деда, девочка смягчилась и глянула на Колю чуть ли не с жалостью.

- Ну, ты совсем глупый, дядя. Солнышко… Солнышко поменялось.

Это было неожиданно. Это было странно и ново, но какой-то странной новизной, которая находит нас, когда мы находим что-нибудь давно потерянное и забытое. Николай развернулся на скамейке, и зажмурившись, уставился на Солнце, пытаясь найти в себе отзвук на слова ребенка.

Девочка была права. Солнце, холодное и далекое всю зиму, то самое, которое Коля привык воспринимать как объект в космическом пространстве, как стартовую площадку для своих кораблей, помеху, чуть ли не врага в работе — изменило свое качество. И причиной тому, были не сколько изменения спектра свечения, температура… Причины были внутри колиного тела, изголодавшегося по свету и теплу за зиму.

Это Солнце врывалось в рабочий кабинет. Это оно толкало Николая в спину, выгоняя на улицу, под этот каштан, на эту лавочку. Это его не хватало в расчетах, хотя казалось, что оно добавляет туда лишь хаос и бардак. То самое, что безжалостно сжигало корабли, по утверждению тест-программы, пыталось помочь ему все это время научиться воспринимать себя по другому. Не как врага, или даже помощника.

Как яркий весенний свет, питающий душу человека, живущего на Земле.

- Смена… Смена качества Солнца… - Прошептал Коля, щурясь на светило. Зажмурился, с глазами, до краев наполненными солнечным светом. Откинулся на скамейке и глубоко задышал, теперь отчетливо ощущая солнечный аромат разлитый в воздухе.

- Мне казалось, решения нет. - Спустя несколько минут сообщил он соседу по скамейке. - Но Конфуций прав. Их тысячи. Можно создать защитные мембраны. Можно повысить дистанцию зарядки, использовав парус. Можно вообще печатать на нанопринтере модуль, сбрасывать его в сторону звезды и тот, взрывом, будет давать импульс для прыжка. Можно… Честное слово, можно все.

Николай расхохотался. Раскрыл глаза, глянул вскользь на старика, на девочку, потерявшую к взрослым интерес и снова копающуюся в песочке.

- Можно все. - Повторил он. - Надо только увидеть, как. Захотеть увидеть. Но как увидеть Солнце, если ты не хочешь на него смотреть?

- Это же Солнце. - Старик пожал плечами. - Рано, или поздно, оно сделает так, что вы его увидите. Хотите этого, или нет.

Николай ничего на это не ответил. Он просто смотрел, зажмурившись, на небо и улыбался. Все это были вопросы и ответы из прошлого. В его настоящем, Солнце уже сменило свое качество.




Оцени новость:






Также смотрите: 
  • Смена союза
  • Трое снова в лодке





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.







    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта