23-06-2018, 19:40   Раздел: Новости   » Экономика глобального футбола Комментариев: 0

Экономика глобального футбола

 
Экономика глобального футбола


Экономика глобального футбола

У футбола двойственная природа. С одной стороны, футбол — это спорт, многими любимый, некоторыми обожаемый. С другой стороны, большой футбол уже давно стал бизнесом, просто специфическим. Футбольный клуб высшей лиги — это корпорация, где футболист — наёмный высококлассный менеджер, рекламирующий спонсоров клуба в ходе исполнения своей игровой роли во время футбольного матча, преследующего целью победу клуба и рост его доходов.

Клубы премьер-лиги уже давно вышли на биржу, потому футбол для их руководства уже не столько спорт, сколько деятельность, чьи итоги должны соответствовать ожиданиям акционеров, желающих получить прибыль от своих инвестиций в клуб.

А футбольные чемпионаты приобрели и вовсе тройственную природу: Чемпионат мира — это не только спортивное соревнование, но и политический, а также бизнес-проект. FIFA же стала коммерческой организацией, которая обросла массой финансовых обязательств перед клубами и спонсорами.

И этот текст не о том, какой клуб лучше всего играет в футбол и кого из футболистов стоит назвать наилучшим игроком определённого сезона, а о том, кто, как и сколько зарабатывает денег в ходе футбольного матча и чемпионатов.

Футбольные бренды

Большой футбол начинается не столько с клуба, который является брендом и публичной компанией, чьи акции продаются на бирже, сколько с конкретного игрока, чья совокупность образует команду, представляющую клуб как бренд.

Существует несколько способов комплектования штата футбольной команды.

Первый — клубы сами взращивают своих игроков, выискивая их среди тысяч детей, играющих в футбол в любительских дворовых и школьных командах, приглашая их продолжать карьеру в школах или академиях футбола уже непосредственно при клубе. Так молодой и перспективный игрок попадает в молодёжную команду клуба, после чего, проявив себя, обретает возможность попасть уже непосредственно в основную команду.

Этот подход к формированию команды является самым долгим, требует мощной инфраструктуры, чёткой и отлаженной работы тренеров и рекрутёров (именно они выискивают перспективных игроков), финансовых вложений на протяжении всего карьерного цикла футболиста. Лучше всего получается укомплектовывать свои клубы, взращивая свои кадры, у немецких и английских клубов.

По данным FIFA, во всём мире в футбол играют свыше 256 млн человек, которые и являются потенциальной базой для рекрутирования клубами.

Экономика глобального футбола

*По данным FIFA.

Странами с наибольшим количеством игроков в футбол являются Великобритания и Германия, где не только развит любительский футбол, но и успешно монетизирована высшая футбольная лига, которая превратилась в бизнес.

Справка: футбольные бренды и клубные IPO

В странах ЕС футбол удалось монетизировать: за счёт развитого фондового рынка, возможности получения долговременных кредитов и необычайного развития рекламного рынка клубы провели первичное размещение акций на бирже — IPO — и стали публичными компаниями, которые могут позволить себе успешно функционировать, даже обладая большими долгами.


«Манчестер Юнайтед», «Ювентус», «Боруссия Дортмунд» и «Арсенал» стали одними из первых, кто провёл в 1990-х IPO, впоследствии к ним присоединились ещё порядка двух десятков европейских футбольных клубов — этим они обеспечили себя финансированием.

Ни один из российских или белорусских футбольных клубов IPO не провёл — у газпромовского «Зенита» нет особой нужды выходить на биржу, сроки выхода «Спартака» и ЦСКА на биржу постоянно переносятся «вправо».

Однако IPO не является панацеей при лечении хронического денежного голода. Дело в том, что футбол, будучи спортом, не отличается предсказуемостью: успешный клуб может по неведомым для инвестора причинам провалиться в турнире, и это автоматом потянет его акции вниз, что приведёт к убыткам для инвестора.

Именно так и было в 1990–2000-х. Волна IPO футбольных клубов закончилась не слишком успешно для инвесторов: вкладываемые деньги особого дохода не приносили, а львиную долю расходов клубов составляли зарплаты футболистов. Проще говоря, деньги инвесторов проедались. Итальянская «Рома» после выхода на биржу потеряла 90 % своей стоимости. В 2012 году «Манчестер Юнайтед» разместил свои акции на Нью-Йоркской фондовой бирже, однако IPO не оправдало ожиданий клуба: размещённые по цене в 14 долларов за штуку, акции вместо роста до 16–17 долларов упали до 13,9 доллара к концу первого же дня торгов. Вместо ожидаемых 3,2–3,5 млрд долларов капитализации клуб получил 2,3 млрд.

К тому времени «Манчестер» должен был кредиторам 423 млн фунтов стерлингов. Получить 64 млн фунтов на бирже клубу так и не удалось.

Потому стоит ли выходить российским клубам на биржу — вопрос открытый.

Бразилия, давшая миру огромное количество высококлассных игроков, сама является скорее донором футбольных кадров, чем страной массового футбола. На конец 2017 года в 137 лигах за пределами Бразилии выступали 1202 бразильских игрока.

Экономика глобального футбола

С 8 лет Криштиану Роналду играл в команде «Андринья», где трудился его отец. Оттуда он перешёл в местный клуб «Насьонал», а несколькими годами позже уже выступал в молодёжной академии лиссабонского «Спортинга». В 18 лет внёс свою лепту в проигрыш приехавшего в Португалию на сборы клуба «Манчестер Юнайтед» в ходе против лиссабонского «Спортинга». Вскоре Роналду перешёл в к «красным дьяволам» за 12,24 млн фунтов.

Несмотря на то, что в США 8 % населения играют в футбол, данный вид спорта сложно назвать «американским» — популярность бейсбола, регби и баскетбола в США выше.

Российский футбол можно разделить на любительский и профессиональный. В различных российских соревнованиях выступают 112 тысяч команд. Это сопоставимо с числом клубов в самых «футбольных» странах: в Англии зарегистрировано 117 тыс. команд, в Германии — около 170 тыс.

А вот с профессиональным футболом дело обстоит несколько иначе: если в Англии футболом зарабатывают на жизнь члены 92 команд, то в России профессиональным статусом обладает 141 футбольный клуб — именно столько команд получило специальную лицензию от РФС и имеют право заключать трудовые договоры с игроками. Но количество не всегда означает качество.

И если в Великобритании и Германии финансовая нагрузка по обеспечению развития детского футбола лежит на национальных федерациях —  английской FA и немецкой DFB, то в России футбол развивает государство.

DFB ежегодно тратит на детский футбол более 10 млн евро, FA инвестирует в программу Grassroots в Англии 15 млн фунтов в год. Государственные средства при этом не задействуются. В России за шесть лет реализации программы «Развитие футбола в Российской Федерации» были освоены бюджетные средства в размере 17,357 млрд руб., то есть примерно по 48 млн долларов в год.

Однако такие траты не слишком помогли отечественному футболу, и причинами этого стали:



Малое количество вовлечённых в футбол детей. В России действуют 2245 детско-юношеских футбольных школ, в которых занимаются около 415 тыс. детей до 17-летнего возраста. В Англии в футбольных секциях занимаются 3,35 млн детей в возврате до 15 лет, в Германии — 1,5 млн человек. То есть молодёжь в России, несмотря на большие финансовые затраты государства, в футбол вовлечь не вышло;



Катастрофическая нехватка тренеров и преподавателей. В Российской системе детско-юношеского футбола задействованы 9562 тренера-преподавателя, то есть примерно по одному тренеру на 43 игрока или 4 команды. Исходя из количества занимающихся в футбольных школах и секциях детей, число тренеров должно составлять 15 629 человек. Таким образом, отечественному футболу не хватает 6067 тренеров;



Проблемы с инфраструктурой и полями.

Как следствие — невостребованность российских футболистов в иностранных чемпионатах. По данным «Спорт-Экспресса», на начало 2018 года в иностранных клубах (не считая стран бывшего СССР) выступали 23 футболиста с российским паспортом. При этом только один из них — полузащитник Денис Черышев — является игроком клуба из топовой европейской лиги. Он выступает за клуб «Вильярреал» из Испании. Большинство остальных уехавших из России игроков радуют болельщиков в Финляндии, Албании, Кипре, Чехии и Словакии.

«Три года назад в западных элитных лигах играла всего дюжина наших футболистов, полтора года назад — в два раза больше. По сравнению с летом 2016-го их число незначительно уменьшилось, что говорит о стагнации российского футбола. Ниже — все 23 игрока, представляющих клубы высших лиг Европы не из стран СНГ»

Футболист Денис Черышев.

Результатом слабого развития российского любительского футбола, игроки которого являются кадровым резервом для профессиональных футбольных клубов, является необходимость выходить на трансферный рынок, где покупаются или берутся в аренду легионеры.

В РФПЛ выступает 13 бразильцев — всех их пришлось купить из-за отсутствия отечественных игроков. Всего в высшем российском дивизионе с 1995 года выступали 142 бразильца.

Стоимость содержания клубов разнится в зависимости от лиги, членство в которой определяет зарплаты футболистов.

Экономика глобального футбола

Курирует всеми лигами Общероссийская общественная организация «Российский футбольный союз».

Справка: заработки футболиста

Получаемая на руки футболистами сумма крайне отличается от той, что указана в их контракте, так как футболистам приходится уплачивать все необходимые налоги. Государство не делает никакой скидки футболистам — их сверхдоходы облагаются большими налогами. В каждой стране эти отчисления разнятся: в Испании налог на доходы футболистов составляет 52 %, во Франции — 75 %, а в Великобритании и Китае — 45 %.

Экономика глобального футбола

Нередки случаи, когда футболисты переходили в другие чемпионаты только для того, чтобы сэкономить свои деньги. Особенно часто фиксируется отток из французской Лиги 1, игрокам которой приходится отдавать государству три четверти своих доходов. Попытки уклониться от налогов заканчиваются плачевными последствиями — Криштиану Роналду «налоговая оптимизация» через офшор обошлась в 18,8 млн евро штрафа и два года лишения свободы условно.

Тем не менее высокие налоги никак не мешают футболистам сколачивать состояния, позволяющие безбедно жить после окончания карьеры.

От клуба к клубу разнится и система премирования футболистов. Например, каждый игрок национальной сборной Испании получит по 825 тыс. евро, если команда выиграет предстоящее мировое первенство в России. При этом футболисты не получат никаких призовых, если не выйдут в четвертьфинал. За победу на ЧМ-2010 в Южной Африке игроки национальной команды получили по 600 тыс. евро. На мундиале в Бразилии, который состоялся в 2014 году, призовые выросли до 720 тыс. евро, однако испанцы закончили турнир уже на групповом этапе.

Экономика глобального футбола

Тройка самых высокооплачиваемых футболистов России: игроки питерского «Зенита» Хави Гарсия (на фото сверху) и Бранислав Иванович (справа) с зарплатами в 5,3 и 4,8 млн долларов в год соответственно, а также легионер московского «Локомотива» Ведран Чорлука (на фото слева) с окладом в 5,2 млн долларов. Гарсия — испанец, Иванович — серб, а Чорлука — хорват.


Топ-игроки сильнейших российских клубов получают очень высокую зарплату. По данным ежегодного рейтинга Sports.ru, зарплата девяти футболистов, выступающих в РФПЛ, превышает 3 млн евро в год (более 18 млн рублей в месяц). По словам главы РФПЛ Сергея Прядкина, средняя зарплата футболистов в российских клубах Премьер-лиги колеблется в диапазоне от 800 тыс. — 1 млн рублей в месяц.

В низших дивизионах зарплаты меньше. В Футбольной национальной лиге (ФНЛ) 1 млн рублей в месяц является высшей планкой зарплаты для футболистов. Средняя зарплата во втором по рангу дивизионе российского футбола составляет 300 тыс. рублей. В третьем по силе дивизионе — Профессиональной футбольной лиге (ПФЛ) месячный заработок футболистов составляет 40–70 тыс. рублей в месяц.

Согласно плану премирования российских футболистов во время проведения чемпионата мира по футболу при выигрыше каждый футболист получит по 15 тыс. евро, за ничью — 7,5 тыс. евро, при проигрыше никто ничего не получит.

На определённом этапе развития клубу вполне хватает своих игроков. Однако переход в высшую лигу делает практически неизбежным покупку клубом легионеров.

Экономика глобального футбола

Источник

Траты клубов высшей лиги на покупку легионеров

И на этом этапе у клуба как корпорации всё начинает зависеть исключительно от финансовых возможностей. Чем больше денег, тем больше возможностей укомплектовать команду высококлассными игроками и повысить доходы как клуба, так и его владельцев. Впрочем, легионеры не являются панацеей — опыт Китая показывает, что важны не только игроки и деньги, но и грамотная организация «производственного» процесса и верная бизнес-модель клубных инвесторов.

Клубные деньги

Главная цель существования футбольного клуба — не игра ради игры, а игра ради побед, каждая из которых либо напрямую конвертируется в деньги, либо становится ими опосредованно — через рост котировок клуба на фондовой бирже.

Экономика глобального футбола

Как видно, футбол и долги стали практически синонимами.

Главные статьи доходов клубов в футбольных лигах как Европы, так и России — деньги от:



Реализации прав на трансляцию матчей телеканалами;



Коммерческой деятельности клубов;



Проведения матчей и выплат от FIFA и UEFA.

Телеправа по доходности конкурируют с деньгами от коммерческой деятельности клуба, то есть продажи/сдачи в аренду легионеров.

Клуб продаёт телеканалам права на трансляцию своих матчей, после чего каналы, заполнив пробелы в эфирной сетке, «отбивают» расходы за счёт показа рекламы во время телевизионных трансляций. В этой схеме участвуют и спонсоры клуба — их логотипы красуются на форме футболистов, что обеспечивает спонсорам рекламу на протяжении матча.

Английская премьер лига (АПЛ) традиционно является лидером по доходам от продажи прав на ТВ трансляции. В 2015 году лигой было подписано соглашение о продаже прав на трансляции матчей с ведущими британскими каналами Sky Sports и BT Sport, сумма которого составила 5,136 млрд фунтов (6,573 млрд долларов), что на 70 % больше суммы предыдущего года. Общий же доход АПЛ от продажи прав ещё выше: лига самостоятельно продаёт права на зарубежные трансляции, получая за них ещё около 3 млрд фунтов (3,839 млрд долларов), кроме того, только компания BBC заплатила 204 млн фунтов (261 млн долларов) за показ лучших моментов матчей. Согласно правилам лиги, по которым 50 % дохода от трансляций делится поровну между всеми клубами, занимающий последнее место в АПЛ клуб получит 99 млн фунтов (126,7 млн долларов).

Независимо от страны и клуба, общее правило взаимодействия клубов с телевидением остаётся неизменным: чем больше зрителей смотрят матчи своей команды, тем больше достанется самим клубам от реализации телеправ.

В то же время бюджет всех российских клубов Премьер-лиги в 2016 году составил 850 млн долларов. При этом ежегодные доходы лиги от трансляций, согласно подписанному в 2015 году контракту с «НТВ-плюс», составили 22 млн евро (25,9 млн долларов) на все команды. С созданием телеканала «Матч ТВ» конкуренция на рынке спортивного телевидения в России исчезла, что сразу сказалось на доходах российских футбольных клубов — РФПЛ приходится соглашаться на любые условия «Матч ТВ».

В отличие от клубов из европейских лиг, российские команды не могут рассчитывать на серьёзные доходы от реализации медиаправ. Низкие рейтинги просмотра и отсутствие конкуренции среди вещателей привели к тому, что Премьер-лига зарабатывает за сезон около 1,5 млрд руб. (около 20 млн евро), которые потом делятся между клубами. Для сравнения: по действующему контракту телеканал Sky платит английской Премьер-лиге 4,1 млрд фунтов за три года. Новый контракт, подписанный​ Sky Germany с немецкой Бундеслигой, стоит 4,64 млрд фунтов за четыре сезона, начиная с сезона 2017/18 года.

Несколько шире гамма доходов клубов от коммерческой деятельности.

Главная статья доходов клуба — продажа и аренда игроков, которая уже давно превратилась в трансферный рынок. Например, клуб «Монако» в 2017 году заработал 294 млн евро на продаже четырёх футболистов — Бернарду Силва, Бенжамена Менди, Темуе Кайоко и Кильяна Мбаппе. Силва и Менди принесли «Монако» 35 и 42 млн евро, тогда как на Бакайоко «Монако» заработал 37 млн евро, а Мбаппе и вовсе принесёт «Монако» 180 млн евро — его сдали в аренду ПСЖ.

Другой пример — украинский футбольный клуб «Шахтёр», который заработал на трансферах за последние 4 года 156 млн евро (Фред был куплен за 15, а продан за 60 млн евро, Тейшейра куплен за 6, а продан за 50 млн евро). Покупка малоизвестных, но перспективных бразильцев стала для «Шахтёра» одной из важнейших статей дохода. Игроку такие сделки купли/продажи выгодны, так как он получает возможность уйти из своего клуба, где достиг предела возможностей, в клуб класса повыше, после чего, став объектом продажи, попасть в клуб высшей лиги.

Экономика глобального футбола

Мировой трансферный рынок 2016/17 годов в одной картинке и команды, потратившие больше всего денег на покупку легионеров. К слову, за 22-летнего легионера Лерой Сане заплатили столько же (в пересчёте на фунты), сколько предусмотрено в российском бюджете 2018 года на статью расходов под названием «развитие пенсионной системы».

На втором месте по доходности находятся спонсорство от титульных и технических спонсоров клуба и поддержка от третьих лиц.

Экономика глобального футбола

По факту титульный спонсор платит клубу за рекламу.

Например, пятый в мире производитель шин Pirelli владеет всего 0,37 % акций клуба Internazionale, но уже свыше 20 лет является титульным спонсором Inter, что позволяет ему размещать свои логотипы везде, где только можно, — от форы игроков до баннеров на поле. В последний раз соглашение между клубом и компанией было пролонгировано в 2016 году, и Inter получил от Pirelli 30 млн евро.

Экономика глобального футбола

«Арсенал», «Милан», «Бенфика», «Пари Сен-Жермен», «Гамбург», «Реал Мадрид», «Олимпиакос» — 7 европейских футбольных клубов, а также множество регбийных команд, теннисных турниров, скачек, турниров по гольфу и крикету — всё это  спонсируется одним из крупнейших мировых авиаперевозчиков.

Титульное спонсорство — это завуалированная форма рекламы спонсора игроками и футбольным клубом, где игроки выступают в роли подвижных рекламных поверхностей. Кроме единственного титульного спонсора, которому оказывается полная рекламная поддержка, у клуба может быть несколько технических спонсоров, которые рекламируются с рядом ограничений (например, только на сайте клуба). Часто техническими спонсорами являются производители спортивного инвентаря и одежды.

Дополнительная стать доходов — продажа билетов и абонементов на матчи, а также мест в корпоративных и VIP-ложах.

Например, в ходе ЧМ-2018 только ВТБ24 купил билетов на на сумму порядка 93,4 млн рублей, а «Сбербанк» — на 17,5 млн рублей.

В среднем игры российской Премьер-лиги (высшего дивизиона) посещают 12 тыс. человек. В Италии этот показатель — 22 тыс. человек, в Испании — 28 тыс., в Англии — 36 тыс., в Германии — 42 тыс. человек.

Экономика глобального футбола

Вышедший на экраны в 2018 году художественный фильм «Тренер» за три недели собрал в прокате 735 млн руб. Это на 21 % больше, чем выручка футбольного клуба «Спартак-Москва» от продаж билетов и абонементов на домашние матчи за весь сезон 2017/18 года.

Ещё одна статья доходов — продажа футбольной атрибутики (флагов, футболок, шарфов, кружек и прочего невообразимого количества предметов), на которую могут быть нанесены символы клуба.

Однако главным источником доходов российских футбольных клубов является государственная поддержка — в России не удалось монетизировать футбол.

В сезоне 2017/18 из 16 команд РФПЛ более половины находятся на гособеспечении и, по разным оценкам, имеют бюджеты в диапазоне от 6 млн евро (СКА, Хабаровск) до 55 млн евро («Рубин», Казань — до недавнего времени финансировался в основном из бюджета Республики Татарстан, весной 2017-го управление клубом перешло к холдингу «ТАИФ»).

Основным источником финансирования российских клубов являются дотации из региональных бюджетов разных уровней, а также госкорпораций. В РФПЛ играет 16 команд, 10 из них финансируются из областного бюджета, при этом траты зачастую зависят от общей экономической ситуации в регионе — «Рубин» может позволить себе тратить 60 млн долларов за сезон, «Терек» — 30 млн долларов, а «Урал» — 15 млн долларов. Ещё два клуба имеют финансирование от госкомпаний — «Локомотив» от РЖД (90 млн долларов за 2016 год) и «Зенит» от «Газпрома» 185 млн долларов в 2016 году).

Экономика глобального футбола

*По данным портала Soccer.ru

Частных футбольных команд в России всего четыре: «Спартак» (Леонид Федун), «Краснодар» (Сергей Галицкий), ЦСКА (Евгений Гинер) и «Анжи» (Осман Кадиев). Все четыре клуба имеют собственные стадионы, построенные без госфинансирования в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

Интерес отечественный бизнес к футбольным клубам проявляет низкий, для РЖД и Газпрома титульное спонсорство клубов скорее социальная нагрузка, чем бизнес. Аналогичный подход и у крупного капитала: его представители предпочитают вкладывать деньги в европейские, а не российские клубы.

Справка: российский капитал в футболе

Вкладывать деньги отечественные бизнесмены в футбольные клубы начали в 2000-х, не столько ради заработка, сколько ради престижа и уважения со стороны коллег по бизнесу.

В 2003 году Роман Абрамович за 140 млн фунтов (233 млн долларов) купил лондонский «Челси». Поговаривают, что на заключение сделки Абрамович потратил 20 минут — так он был восхищён игрой клубов в английской футбольной лиге.

К 2017 году Абрамович вложил в «Челси» свыше 3 млрд фунтов (3,844 млрд долларов). В части престижа клуб окупил вложения Абрамовича — команда с 2004 года 5 раз завоёвывала кубок Чемпиона Англии. В 2016 году выручка «Челси» составила 420 млн евро, в 2017 — 428 млн евро. Примечательно, что у клуба нет долгов перед другими кредиторами, однако самому Абрамовичу «Челси» должен 1,17 млрд фунтов, что является одним из политических факторов, не дающим правительству Великобритании совсем ополчиться против олигарха — в случае продажи клуба его новый владелец будет вынужден погасить все долги перед Абрамовичем. В противном случае властям нужно будет или погасить долги клуба из госбюджета, или ликвидировать клуб, чтобы погасить долг перед Абрамовичем за счёт распродажи клубного имущества.

В 2007 году Алишер Усманов через инвесткомпанию Red and White Securities за 75 млн фунтов (96,1 млн долларов) купил 14,6 % акций клуба «Арсенал», доведя в 2012 году свою долю в клубе до 29,6 %. Попытки увеличить долю в клубе в 2017 году успехом не увенчались — мажоритарий Стэн Кронке отказался от 1,3 млрд долларов за 67 % акций. Кроме того, Усманов потратил 1 млрд рублей, чтобы спасти РФС от банкротства.

А вот с инвестициями в отечественный футбол всё несколько сложнее. Бывшему владельцу сети «Магнит» Сергею Галицкому в 2008 году удалось создать успешный ФК «Кубань».

У Сулеймана Керимова с футболом ничего не вышло. В 2011 году в обмен на финподдержку Керимов получил от главы Дагестана 100 % акций клуба «Анжи». Но за 2 года клуб не принёс Керимову денег. Столкнувшись с проблемами — запретом УЕФА проводить домашние матчи еврокубков на «Анжи-Арене» и чередой скандалов, в 2013 году Керимов урезал финансирование клуба. В 2016 году он продал «Анжи» бывшему президенту махачкалинского клуба «Динамо», а из «Анджи» ушли все именитые игроки.

Иначе обстоит дело со «Спартаком» — в 2004 году Леонид Федун купил находящийся на грани банкротства клуб за 70 млн долларов, вложив в него к 2014 году 1 млрд долларов. В 2017 году клуб выиграл чемпионат России и Суперкубок.

Экономика глобального футбола

Стадион «Краснодар» для одноимённого клуба обошёлся Галицкому в 20 млрд рублей, а «Открытие-Арена» для «Спартака» была построена за 14,5 млрд рублей.

И последняя статья доходов клубов — выплаты от FIFA и UEFA за участие в чемпионатах. Объём выплат разнится от года к году, но в части чемпионата мира премиальные команд растут из года в год.

Не станет исключением и мундиаль в России.

FIFA — вершки, России — корешки

Расходы на подготовку чемпионата мира по футболу разбиваются на две части:



Расходы на подготовку постоянной инфраструктуры (стадионов, гостиниц, транспортных объектов, развлечений для приезжающих болельщиков);



Расходы непосредственно на подготовку чемпионата мира, куда входят затраты на безопасность, аккредитации, транспорт, декорации на стадионах, создание всей ВРЕМЕННОЙ инфраструктуры, расходы на персонал, обслуживающий чемпионат мира, не считая волонтёров и т. д.

Всего на подготовку к ЧМ-2018 было потрачено 883 млрд рублей, или 14 млрд долларов, из которых 390 млрд рублей пришлись на расходы федерального бюджета, 298 млрд рублей — расходы местных бюджетов (в том числе 189 млрд рублей — Москвы), а 195 млрд рублей вложил частный капитал. Смета корректировалась 12 раз.

Экономика глобального футбола

Для сравнения: на Олимпиаду в Сочи было потрачено свыше 1,5 трлн рублей, из них 325 млрд рублей — на инфраструктуру.


Экономика глобального футбола

По опубликованным данным, на подготовку к ЧМ Россия потратит в общей сложности 883 млрд рублей. То есть каждый гражданин уже невольно купил билет за 6 тыс. рублей.

Стоимость билетов на матчи колеблется в пределах 1,3–12,6 тыс. рублей на матчи в группах, а билет на финал будет стоить уже 7–66 тыс. рублей в зависимости от места.

Экономика глобального футбола

Части владельцев Fan ID футбол безразличен — ЧМ лишь способ устроить себе приятное путешествие по России, не нуждаясь в приобретении визы (разовая для гражданина Германии — 90 евро, 200 евро за годовую и 400 евро за двухлетнюю визу) и сэкономив на перемещении. Подтверждают эту гипотезу и продажи билетов на матч Уругвай — Египет в Екатеринбурге: на матч было продано 32 тысячи билетов, а посетило его 27 тысяч человек.

«Из-за санкций эмоциональный эффект у населения будет минимальным. Политические очки в виде международного давления Россия тоже вряд ли извлечёт. Выиграют только иностранные болельщики, которые сюда приедут и увезут море позитива.

В США во время проведения чемпионатов за счёт торговли оживляется экономика: американцы поголовно покупают мясо и напитки, смотрят дома трансляцию и жарят шашлыки. В России наедаться всей семьей за просмотром чемпионатов и телешоу как-то не принято. Какое у нас может быть оживление торговли?

Если Россия хочет заработать на иностранных туристах, то надо было развивать туристическую инфраструктуру на Камчатке, Байкале, Алтае, а не там, куда туристы приедут одноразово».

Экономист-аналитик Сергей Фокин.

Аналитики международного рейтингового агентства Moody's указывают, что Россия испытает только краткосрочную экономическую выгоду от проведения чемпионата мира. «Игры продлятся всего один месяц, и соответствующие экономические стимулы тускнеют на фоне экономики РФ, размер которой оценивается в 1,3 триллиона долларов», — считает старший вице-президент агентства Кристин Линдоу. Главный положительный эффект от чемпионата — строительство новой инфраструктуры, впрочем, долг государства — строить её без какого-либо особенного спортивного повода. К тому же сразу после ЧМ часть инфраструктуры, особенно стадионы, автоматически превратится в бремя для бюджетов.

Вероятно, именно потому ЧМ-2026 пройдёт (впервые за 85 лет) сразу в трёх странах Северной Америки — США, Канаде и Мексике. Экономический эффект от чемпионата является предельно краткосрочным, тогда как подготовка к нему требует серьёзных инвестиций, а прибыль получает отнюдь не государство, которое принимает чемпионат.

А вот FIFА на ЧМ-2018 заработает порядка 6,1 млрд долларов. Основные источники доходов — продажа прав на телетрансляции (3,06 млрд долларов) и деньги от спонсоров (1,65 млрд долларов). С 1980-х годов FIFA с помощью чемпионатов мира стала неплохо зарабатывать, маркетинг начал активно проникать в международные спортивные соревнования. С того времени доходы от ЧМ по футболу растут с каждым следующим мундиалем.

Справка: FIFA

Международная федерация футбола (FIFA) была учреждена 21 мая 1904 года и на сегодняшний день является одной из наиболее крупных общественных организаций в мире, включающей 211 членов. В среднем ФИФА зарабатывает 30 миллионов евро в год.

Международная федерация футбола оставляет себе лишь 10 % прибыли, а остальные 90 % распределяются между федерациями, которые входят в неё. ФИФА имеет безналоговый статус. Одной из статей доходов ФИФА является сотрудничество с компанией по разработке компьютерных игр Electronic Arts по совместному производству серии игр FIFA.


Для FIFA это основной источник доходов, за предыдущие три года убыток организации составил 1 млрд долларов, но прибыль от текущего года должна возместить все убытки. FIFA делится доходами с участниками соревнований — федерации сборных, участвующих в этом году в ЧМ, получат суммарно 400 млн долларов. Больше всех заработает чемпион — 38 млн долларов.

***

Большой футбол — это специфический вид коммерческой деятельности, где вся активность игроков и болельщиков направлена на увеличение прибыли клуба и рост доходов его акционеров.

В странах Западной Европы футбол удалось монетизировать и превратить весь футбольный бизнес-цикл от футбольной школы с молодёжной командой до приобретения легионера и победы на чемпионате мира, ставшего аналогами Олимпиады для футболистов, в цикл сделок, протекающих без финансового участия государства.

Главными источниками извлечения прибыли являются продажа прав на телевизионные трансляции матчей, продажа и сдача в аренду футболистов, продажа билетов и абонементов на матчи клуба, реализация атрибутики и символики клуба, а также выплаты от участия в турнирах FIFA и UEFA.

В ЕС футбольные клубы, несмотря на статус всемирно узнаваемых брендов, сложно назвать крайне привлекательными объектами инвестиций. Попытки клубов массово выйти на фондовые биржи, как правило, не оправдали надежд клубных менеджеров. Причины тому предельно просты: футбол крайне зависит от человеческого фактора, который с трудом поддаётся прогнозированию. Сегодня игрок на подъёме и забивает мяч за мячом, а завтра еле передвигает ноги после ссоры с супругой. Однако и в этом случае за счёт развитого фондового рынка (для тех клубов, которые всё же остались на бирже), развитых экономик, позволяющих предельно расширить круг спонсоров, а также крайней популярности футбола как вида спорта (особенно в Германии и Великобритании), что расширяет потенциальное количество как игроков, так и болельщиков (что игроки, что фанаты — потенциальные источники извлечения прибыли), футбольные клубы высшей лиги могут продолжать свою текущую модель существования.

Наибольший интерес для инвесторов клубы и футболисты представляют как объекты для размещения рекламы. Титульное спонсорство, несмотря на крупные ежегодные затраты, позволяет получить практически неограниченные рекламные возможности и минимальную стоимость доставки рекламы до конечного потребителя.

Несмотря на солидную ежегодную выручку, большая часть клубов обременена солидными долгами. Однако долги успешно гасятся, а клубы — перекредитовываются. Главными статьями расходов клубов являются их же игроки: заработные платы футболистов, фактически звёзд шоу-бизнеса и кумиров миллионов, составляют десятки миллионов долларов. И каждый дополнительный успех клубов приводит к увеличению аппетитов футболистов, которые удовлетворяют клубы конкурентов, преследующих в качестве цели рост своих доходов. Это и запускает трансферный рынок. К слову, сверхдоходы футболистов облагаются соответствующими налогами, а уклонение от них преследуется по всей строгости закона.

Вершина монетизации футбола — чемпионат Европы и чемпионат мира. Поразительно, но государство, на территории которого проводится чемпионат (в нашем случае — Россия), выступает фактически в роли благотворительной организации для FIFA и мирового футбола. Чемпионат мира принимающая страна гарантированно не окупает. Порой он вовсе выступает катализатором для роста социального недовольства, как было в случае с Бразилией. Зато гарантированную прибыль получают FIFA и команды — участники чемпионата.

Российский футбол разительно отличается от европейского — его не удалось монетизировать. Препятствиями для этого стали:



Геополитика — Россия никогда не станет частью Западной Европы, то есть членом центра капиталистической экономики с её стабильными и предсказуемыми правилами экономической деятельности, потому ни одному из менеджеров Fly Emirates не придёт в голову предложить своему руководству стать титульным спонсором «Зенита» или «Локомотива»;



Низкая популярность футбола. В Германии и Англии футбол стал подлинным национальным видом спорта, что дало клубами армию фанатов и целые полки перспективных игроков-любителей, понимающих реальность перспективы стать профессиональным футболистом. Ничего подобного не наблюдается в России;



Сдерживают развитие отечественного футбола климат (сложно играть в футбол на протяжении девяти холодных месяцев в году), слабое развитие инфраструктуры и катастрофическая нехватка кадров.

Поэтому надежда и опора отечественных футбольных клубов (за исключением четырёх частных) — государство или госкомпании, но для последних футбол скорее неизбежная социальная нагрузка, чем актив. В действительности главный финансист отечественного футбола — государство в лице федеральных или региональных властей.

Бизнесмены не проявляют особого интереса к региональным клубам — инвестиции в них практически никогда не окупятся. Потому и Абрамович, и Усманов предпочли вложить деньги в английские клубы — они гарантированно приносят прибыль. Впрочем, примеры Галицкого и Федуна показывают, что отечественная высшая футбольная лига не безнадёжна по части престижа и денег. Но опять же, сотрудничество отечественного частного капитала и футбольных клубов — история скорее не о деньгах, а о престиже.

Отечественный футбол хронически недофинансирован и не может быть профинансирован в должном объёме, чтобы удовлетворить все желания фанатов. Для текущей модели экономики в России слишком много футбольных клубов, которые невозможно перевести в режим самообеспечения.

Парадоксально, но обыватель убеждён в том, что на отечественный футбол тратится слишком много средств, которые футболисты, получающие по меркам России сверхдоходы, не оправдывают, играя, как правило, слишком плохо. В действительности же на отечественный футбол, по сравнению с европейским, тратится слишком мало денег.

Российский футбол оказался в ловушке рыночной экономики: у клубов нет достаточных денег, чтобы готовить отечественные кадры, в стране нет достаточного количества экономически активных болельщиков, способных поддержать свои клубы рублём, бизнесу футбол интересен в последнюю очередь, а у государства нет денег для того, чтобы качественно повысить профессионализм отечественных футбольных клубов.

Выбраться из этой ловушки, полагаю, можно двумя способами:



Рыночным — сбросить с государственного довольствия практически все футбольные клубы, что приведёт к гибели большинства команд, которые не смогут не только готовить кадры и содержать инфраструктуру, но и просто выплачивать зарплаты игрокам. Возможно, в таком случае на всю Россию останется несколько клубов (помимо частных), которые смогут достичь успеха;



Плановым — вкладывать деньги в дворовой футбол, сделав ставку на массовый спорт. В таком случае для игроков клубов высшей лиги нужна качественно иная, менее зависимая от денег мотивация.

По какому пути пойдёт государство, неясно. Скорее всего, и чиновники, и футбольные функционеры предпочтут не предпринимать никаких резких движений. Спорт — одна из духовных «скреп» и повод для национальной гордости, пусть даже гордости крайне переменной, чью суть передаёт волк с двусмысленным именем «Забивака», а какие-либо резкие перемены могут привести к совершенно непредсказуемым результатам.



Оцени новость:





Также смотрите: 
  • На Украине возмущены российскими плакатами к чемпионату мира по футболу
  • Кличко как образец для подражания: Илья Яшин выбрал своим кумиром киевского мэра  





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Спонсоры проекта