» » The National Interest (США): Россия и Китай наращивают военное сотрудничество. Вы удивлены?

11-09-2018, 09:40   Раздел: Статьи   » The National Interest (США): Россия и Китай наращивают военное сотрудничество. Вы удивлены? Комментариев: 0

The National Interest (США): Россия и Китай наращивают военное сотрудничество. Вы удивлены?

 
The National Interest (США): Россия и Китай наращивают военное сотрудничество. Вы удивлены?


The National Interest, США © РИА Новости, Евгений Епанчинцев | Перейти в фотобанк Затрубили трубы, забили барабаны, возвещая о начале 11 сентября российских военных учений «Восток». Особенностью нынешних маневров является то, что в них примут участие до 3 200 китайских военнослужащих с 90 боевыми машинами, а также 30 самолетов и вертолетов. Автор National Interest заинтересовался, почему же Россия и ее СМИ придают такое значение этим невероятно масштабным российско-китайским военным учениям?
The National Interest (США): Россия и Китай наращивают военное сотрудничество. Вы удивлены?
Почему Россия и ее СМИ придают такое значение невероятно масштабным российско-китайским военным учениям?
Питер Звак (Peter Zwack)
Затрубили трубы, забили барабаны, возвещая о начале 11 сентября российских военных учений «Восток». Центром внимания этих военных игр станет российский регион Забайкалье в Восточной Сибири, который примыкает к китайской Маньчжурии и Монголии. Это будут не только общенациональные военные учения России, но и общественное мероприятие.
Российский министр обороны Сергей Шойгу назвал эти маневры «беспрецедентными по масштабам, как по пространственному размаху, так и по численности привлекаемых органов военного управления, войск и сил». Российская государственная пресса объявила о том, что в учениях будут участвовать до 300 тысяч военнослужащих и 100 самолетов, вертолетов и беспилотников, в основном из Восточного и Центрального военных округов. Они будут даже крупнее, чем едва не ставшие легендой маневры «Запад-81», которые прошли на западе СССР в один из самых напряженных периодов холодной войны. Объявление о проведении мероприятия такого рода не стало для меня новостью. Я бывал на таких учениях несколько раз. В июле 2014 года, когда я готовился к отъезду из Москвы, завершая свою командировку в качестве военного атташе США в России, в СМИ начали циркулировать новости о предстоящих на Дальнем Востоке маневрах «Восток-2014». Это было напряженное время. Россия только что незаконно аннексировала Крым, возвестив тем самым о начале так называемой гибридной войны с ее серыми зонами, а на востоке Украины шли бои между российскими регулярными войсками неопределенного происхождения и украинскими обороняющимися частями и подразделениями. В то время предстоящие в Азии учения также назвали самыми крупными с советских времен, хотя число участников тогда оказалось ниже заявленного. Особенностью нынешних маневров является то, что в них примут участие до 3 200 китайских военнослужащих с 90 боевыми машинами, включая танки, а также 30 самолетов и вертолетов. Большая часть личного состава и техники прибудет из китайского Северного командования. Народно-освободительная армия Китая впервые будет участвовать в этих чисто российских до сих пор учениях в Азии, которые проводятся раз в четыре года. Большая часть личного состава НОАК уже прибыла через Маньчжурию в Россию, и в сопровождении российской военной полиции направилась на полигон «Цугол» под Читой для оборудования полевого лагеря. Небольшой контингент на эти учения также направляет Монголия. Из этого становится ясно, что состояние российско-китайских отношений серьезно улучшилось с 1997 года, когда я в старом гарнизонном городе Спасск, расположенном к северу от Владивостока на берегу крупного озера Ханка, встретил бывшего наводчика танка Т-54. Этот грубоватый ветеран, пивший в привокзальном ресторане водку из кофейной чашки, рассказывал мне об ожесточенным пограничных боях на реке Уссури возле Хабаровска, которые шли в 1969 году. По словам танкиста, его экипаж уничтожил несколько китайских машин, а три человека из его роты погибли. Другие граждане также жаловались на наплыв через границу китайских торговцев и поселенцев, на незаконную вырубку леса, которой занимаются китайцы, на браконьерскую ловлю рыбы в Ханке, где между двумя странами существует водная граница, а также на уничтожение в сибирской тайге весьма почитаемых местными жителями амурских тигров. Несмотря на обеспокоенность жителей, то было время улучшения дипломатических отношений между двумя странами. Китай медленно шел в гору после кровавых событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, а ослабевшая ельцинская Россия пыталась восстановить свои позиции после распада Советского Союза в 1991 году. Важно отметить, что у России в Азии нет территориальных притязаний. На Дальнем Востоке она стремится сохранить статус-кво. Поскольку сейчас у нее на российско-китайской границе гораздо меньше войск и техники, чем в годы холодной войны, Москва по сути дела занимает там стратегическую оборону. Силы ядерного сдерживания являются для нее гарантией безопасности в регионе, а современная система воспрещения доступа/блокирования зоны, основой которой стал бастион подводных лодок с ядерными баллистическими ракетами в Охотском море и вокруг него, делает весьма проблематичным любое нападение на Дальний Восток России. А вот «стратегический партнер» России Китай явно является ревизионистской державой и ведет себя в Азии и на Тихом океане столь же агрессивно, как и Россия на западе. Ключевой вопрос состоит в том, как Россия намерена справляться с усиливающимся, жадным до ресурсов и грозно маячащим на ее границе Китаем, у которого в Азии далеко идущие планы и устремления, включая инициативу «Один пояс — один путь», реализуемую в том числе и на постсоветском пространстве в Центральной Азии. Китай, будучи единственной «великой державой» с долгосрочной национальной концепцией, также объявил, что заинтересован в «арктическом шелковом пути». Военные отношения между Россией и Китаем продолжают развиваться. Это вполне логичный процесс, связанный с углублением политических и экономических отношений. Территориальные споры на реках Амур и Уссури были весьма прагматично разрешены дипломатическим путем в 2004-2005 годах, что позволило ускоренными темпами развивать военное сотрудничество. Однако между двумя странами сохраняются долгосрочные и весьма существенные проблемы. В прошлом совместная военная деятельность двух стран носила в основном символический и представительский характер, но сейчас она все больше переходит в практическую плоскость. НОАК, не нюхавшая крови с 1979 года, когда ее решительно и бесцеремонно разгромил Вьетнам, надеется, что Россия поделится с ней свежим боевым опытом, который она приобретает с 2014 года на востоке Украины и в Сирии. Здесь очень важно следить за тем, будут ли в этом сотрудничестве наблюдаться зловещие признаки, такие как налаживание взаимодействия и оперативной совместимости, когда крупные и разнородные силы действуют в тандеме и совместно в ходе скоординированных операций. Начиная с 2005 года, Россия и Китай проводят небольшие совместные «контртеррористические» учения в Центральной Азии и в России в рамках Шанхайской организации сотрудничества, где лидируют китайцы. В этом плане весьма примечательны учения «Мирная миссия — 2018», которые в настоящее время проходят в Челябинской области (к востоку от Уральского хребта). В них участвуют Китай, Россия и еще шесть стран, в том числе, недавно присоединившиеся к ШОС Индия и Пакистан. Москва и Пекин проводили несколько небольших двусторонних военно-морских маневров в Балтийском море (2017 г.), в Южно-Китайском море (2016 г.) и в восточном Средиземноморье (2015 г.). В основном это была «демонстрация флага», призванная подать ряд жестких сигналов другим странам и показать, как они поддерживают друг друга. В преддверии «Востока-2018» российская военно-транспортная авиация и элитные части ВДВ провели в августе внезапные учения по проверке боеготовности. Это наверняка было сделано в рамках подготовки к переброске на восток. Кроме того, Россия широко разрекламировала военно-морские учения в Средиземном море в поддержку боевых действий в Сирии. Они пройдут с привлечением 25 кораблей разного водоизмещения и предназначения, а моряки войдут в общее количество участников маневров «Восток-2018». Важно понимать, что в России существует хорошо известный четырехлетний цикл учений, которые по очереди проводятся в четырех ее военных округах. Это «Запад» (Западный военный округ), «Восток» (Восточный военный округ), «Кавказ» (Южный военный округ) и «Центр» (Центральный военный округ). Эти маневры широко рекламируются, привлекают к себе внимание российских и зарубежных СМИ. На них в качестве наблюдателей приглашают многочисленных военных атташе из других стран. Сам я присутствовал в 2012 году на учениях «Кавказ» (черноморский регион), а в 2013-м на учениях «Запад» (Калининградская область). Эти учения очень сильно отличаются от потенциально более опасных и дестабилизирующих «внезапных проверок» готовности войск, которых в последние годы становится все больше. Созданный недавно военный округ Северного флота отвечает за российский Крайний Север и тоже направляет силы и средства на такого рода учения. Такие крупные шоу в стиле Сесила Демилля тщательно репетируются и включают не только маневры с демонстрацией огневой мощи на завершающем этапе. На самом деле, это крупнейшие мероприятия в масштабе всей России, к которым привлекаются тысячи гражданских лиц и обслуживающий состав, в том числе, железнодорожные войска, которые включаются в состав участников. В рамках таких маневров войска, техника и предметы снабжения перебрасываются по обширным железным дорогам России, по воздуху, по ее несовершенной сети автомобильных дорог; проводится мобилизация резервов; организуется работа тыла, включая медицинские учреждения; прокладываются военные топливопроводы, выходят в море корабли, и даже отрабатываются вопросы применения ядерного оружия, как это было на прошлогодних маневрах «Запад-2018» (так в тексте, учения «Запад» проводились в 2017 году — прим. перев.) Командуют всем этим высокие военачальники и Генеральный Штаб, работающие в Москве в новом Национальном центре управления обороной. Путин также наверняка побывает на этих учениях, которые будут широко освещаться средствами массовой информации. Короче говоря, это действия в масштабах всей страны, когда весь гражданский и военный аппарат российского государства переходит на военные рельсы. Это не значит, что русские хотят войны. Однако они готовятся к ней, причем таким образом, что это трудно понять нашим более либеральным и демократическим обществам. Почему Россия придает такое значение этим крупным учениям, почему им уделяют такое внимание СМИ? Зачем нужны эти дорогостоящие, сжигающие огромные ресурсы ежегодные мероприятия, которые нервируют соседей России, а также приводят в движение и одновременно выбивают из колеи российских граждан? Чтобы понять эту дихотомию, следует вернуться к основным правилам, по которым живет Россия. А живет она в мире реальных, ощущаемых… и вымышленных угроз ее существованию. Задавая вопрос о том, что вынуждает россиян вести себя столь нелогично и контрпродуктивно по отношению к другим странам, демонстрируя ксенофобию, мы должны помнить о их географии, истории и демографии. На этой основе формируется характер российского режима, общественная система и экономика страны. Богатая ресурсами Россия с ее небольшим, сосредоточенным в основном на западе населением, занимает огромную территорию в Евразии с 11 часовыми поясами. Эти территории отнимали у других народов и цивилизаций царские и советские правители на протяжении последних пяти столетий. Поэтому у России чрезвычайно длинная сухопутная граница, которую можно считать ее незащищенными флангами. А тающая Арктика составляет ее северный фланг. Численность российского населения составляет примерно 145 миллионов человек. Это около 40 процентов населения США (320 миллионов), треть Европейского Союза (500 миллионов) и одна девятая часть Китая (1,3 миллиарда человек населения). Одна только китайская сухопутная граница с Россией протянулась на 3 700 километров, и хотя сегодня там нет никаких проблем, следует помнить, что значительную часть Дальнего Востока Москва отняла у слабой династии Цин в 19 веке. Такой демографический дисбаланс между Китаем и Россией наглядно проявляется на российском Дальнем Востоке и в Сибири. А поскольку природных ресурсов у Китая становится все меньше, это со временем будет становиться все более важным фактором. Еще раз следует напомнить о том, что Россия, отчасти в силу имперской и советской экспансии, на всем протяжении своей тысячелетней истории вела войны на собственных границах, неся при этом большие людские потери. Страна с трудом пережила несколько периодов почти полного истребления нации, в том числе, монгольские завоевания, из-за которых русские до сих пор боятся Востока. На древние страхи наложились ужасы, пережитые поколением 20-го века, которое на себе испытало безжалостную оккупацию пришедших с запада нацистов. В те годы погибло умопомрачительное количество советских граждан — от 20 до 26 миллионов. Эти факторы несомненно влияют на то, как русские оценивают внешние угрозы, и как режим пользуется этими представлениями в целях сплочения населения. Но данные представления нельзя использовать в качестве оправдания агрессивных ревизионистских действий. Проблемы уменьшения народонаселения и создающие финансовые трудности санкции ведут к тому, что России в мирное время очень трудно содержать миллионную армию. Кроме того, более 30 процентов личного состава этой армии состоят из призывников, которыми трудно управлять, и которые служат всего один год. Такой армии приходится конкурировать с мощными силами безопасности и с национальной гвардией численностью 25000 человек. Россия — это довольно мощная сила, но из-за ее огромной территории и многочисленных военных обязательств в таких местах как Сирия, восток Украины, Приднестровье, Армения, Таджикистан и Киргизия эти силы существенно распыляются. Чтобы поддерживать боеспособность и боеготовность на должном уровне, страна вынуждена осуществлять серьезные мобилизационные усилия и проводить учения, такие как «Восток-2018», которые предусматривают быструю переброску войск по всей ее огромной территории. Это главная причина, по которой Москва регулярно осуществляет маневры, поскольку ей приходится быть готовой к возможной войне и к приложению максимума усилий в масштабах всей страны. По этой же причине она придает огромное значение территориальной мобилизации и обороне. Все эти факторы показывают, что в своей внешней политике Китай и Россия действуют абсолютно разумно и предусмотрительно, платя услугой за услугу и разрешая пограничные споры, которые портили их отношения. Эти страны не защищены от проблем в будущем, в том числе, от роста ресурсного дисбаланса, особенно что касается нефти и газа. Но у них есть сейчас проблемы и поважнее, будь то трудности России на западе и юге или сложности Китая на юго-востоке Тихого океана и в меньшей степени разногласия с Индией. Обеим странам нужны спокойные границы и более защищенные торговые взаимоотношения, примером которых стало подписанное в 2014 году газовое соглашение на сумму 400 миллиардов долларов. Военное сотрудничество между двумя странами делает более привлекательным и их общая уверенность в том, что Соединенные Штаты со своими союзниками недвусмысленно блокируют их самовластные устремления и создают непосредственную угрозу их режимам. Ни у той, ни у другой страны нет сильных союзников. Ни та, ни другая страна не входит в хорошо организованный военный альянс, каким является НАТО. Китай и Россия не желают оказаться в международной изоляции, не хотят, чтобы их сдерживали. Именно поэтому они, проводя разный политический курс, обычно действуют заодно, когда в ООН и на других международных площадках решаются важные вопросы безопасности. По этой причине Соединенные Штаты и их союзники при проведении своей политики в отношении России и Китая должны и дальше действовать жестко и предсказуемо, концентрируя внимание на конкретных вопросах, которые идут как во вред, так и на благо отношениям. Союзники должны быть надежно защищены, а партнеры должны получать поддержку. Законные международные границы и соглашения надо соблюдать, а при необходимости обеспечивать их соблюдение принудительно. Но мы не должны неизменно относиться к ядерным державам России и Китаю как к совместной угрозе, потому что это может стать самосбывающимся пророчеством. Эти страны могут заключить временный союз и объединить усилия в рамках какого-нибудь мощного транснационального пакта, особенно если почувствуют, что оказались в изоляции. Мы должны внимательно наблюдать за этими учениями и извлекать из них уроки. Мы должны успокаивать союзников и партнеров, не реагируя чрезмерно на их действия и высказывания. Мы не должны также создавать впечатление, что пытаемся вбить клин между Россией и Китаем. Таким клиньев между ними и без того немало, и связаны они с историей этого огромного региона, с его географией, демографией и ресурсами. И они неизбежно дадут о себе знать в предстоящие десятилетия. Бригадный генерал в отставке Питер Звак работает в Институте национальных исследований проблем безопасности (The Institute for National Security Studies) при Университете национальной обороны. В непростой период с 2012 по 2014 годы он был военным атташе США в России. В 1997, 2000 и 2012 годах он много путешествовал по Восточной Сибири и российскому Дальнему Востоку.
В статье изложены его личные мнения и взгляды.

.

Оцени новость:





Также смотрите: 
  • В прошлом году покончили жизнь самоубийством 6500 украинцев
  • Военные тайны: Что американцы подглядели у русских в небе Сирии





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Спонсоры проекта