1-02-2019, 10:40   Раздел: Новости   » Молдова под пятой Плахотнюка Комментариев: 0

Молдова под пятой Плахотнюка

 
Молдова под пятой Плахотнюка

Молдова под пятой Плахотнюка

Молдова вступила в нынешний год с тяжёлым багажом прошлого правления «проевропейских» сил: реальная власть принадлежит одной партии — Демократической (ДПМ), а точнее её председателю, так называемому координатору — олигарху Владу Плахотнюку, который, не занимая ни единой официальной должности, обладает негласным правом «последнего слова» в формировании политической, экономической или любой другой повестки дня республики. Демпартии принадлежит парламент, правительство, все остальные государственные институты по алфавиту: от министерств до судебных и следственных органов.

По Молдове по-прежнему бродит тёмный призрак, произошедшей четыре года назад «кражи века», когда из банковской системы было выведено порядка миллиарда долларов (около 15 % ВВП страны). Эта тема не теряет своей актуальности и является сквозной во многих политических дискурсах и властей, и оппозиции, и европейских партнёров в первую очередь из-за того, что расследование кражи так и не сдвинулось с мёртвой точки. 

Сегодня политический ландшафт в РМ подобен треугольнику. Вершина, безусловно, принадлежит ДПМ, слева Партия социалистов и президент Игорь Додон, ответственные за продвижение восточного вектора, а справа две основные партии — «Платформа Достоинство и правда» (Platforma DA) и Партия действия и солидарности (PAS) Андрея Нэстасе и Майи Санду, продвигающие, соответственно, европейский вектор развития. В преддверии выборов правая оппозиция оформилась в политический блок ACUM, к которому примыкают группы поддержки — остатки либерально-демократической и либеральной партий.

2018-й прошёл для Молдовы под знаком очередных выборов в парламент: ожидалось, что выборы состоятся ещё до конца года. Однако в середине июля парламент решил «продлить» собственные полномочия и провести выборы в «последнее воскресенье» отпущенного законодательством срока — 24 февраля 2019 г. И, к сожалению, в 2019 году в Молдове ничего не изменится — все тенденции 2018 года продолжат оказывать своё воздействие на внешнюю и внутреннюю политику республики.

Демократическое правление — рокировки и пакеты провальных реформ

Дух выборов и «перемен» поселился в Молдове — год начался с двух последовательных «временных» отстранений президента Игоря Додона. Один раз Конституционный суд признал данный шаг законным, чтобы переформатировать состав кабинета министров, второй — чтобы промульгировать закон о так называемой борьбе с российской пропагандой.

Результаты назначения пяти новых министров (из девяти) плюс ещё двух вице-премьеров (один из которых, Юрие Лянкэ, отвечает за европейскую интеграцию, вторая, Кристина Лесник, — за приднестровский вопрос и реинтеграцию Молдовы) не заставили себя долго ждать. И, что уже стало банальностью для реалий сегодняшней Молдовы, первая громкая новость о новых главах министерств была связана не с успешной реформой, а с очередным скандалом.

Министр юстиции Александр Тэнасе подал в отставку уже в марте. И причиной тому стала аудиозапись 2015 г., где Тэнасе, возглавлявший на тот момент Конституционный суд, разговаривал с бизнесменом Вячеславом Платоном, причастным к краже века и отбывающим на данный момент 25-летний срок. Разговор коснулся в том числе и кражи миллиарда, и роли в ней координатора правящей коалиции Плахотнюка. Тэнасе также довольно нелестно высказался о европейских партнёрах, упрекнув их в бездеятельности и непонимании ситуации в республике. Когда запись появилась в эфире оппозиционных каналов, министр, не дав практически ни одного дельного комментария, сложил с себя полномочия. И стоит отметить, что состав Кабмина поменяется ещё не раз — в конце года, опять же с процедурой временного отстранения президента, уже ставшей рутинной, были назначены два новых министра — здравоохранения и сельского хозяйства.  

Центральной во всём пакете осуществляемых демократами реформ стала система юстиции. Премьер-министр неоднократно заявлял, что, в принципе, она идёт, конечно, довольно медленными темпами, но всё же. Однако даже министр юстиции Александр Тэнасе уже после своей скандальной отставки заявил, что реформа провалилась.

Одним из успехов в области внутренних реформ правительство демократов всегда называет банковский сектор. Действительно, после «кражи века» в конце 2014 г., краха трёх банков и введения специального наблюдения в трёх других крупнейших банках страны государству (и в первую очередь Нацбанку) необходимо было реанимировать финансовый организм республики.

И Нацбанк действительно сумел навести относительный порядок в банковском секторе. Однако не изменилось самое главное — коммерческие банки не смогли окончательно вернуться к выполнению своей основной функции — кредитованию экономики.

И всё это на фоне эмиссии гособлигаций, скупать которые банки обязывает правительство, повышения нормы обязательных резервов до невероятных 43 %, что и обеспечило укрепление национальной валюты — лея. Ужесточение требований к кредитному портфелю и сохраняющееся взаимное недоверие банков и бизнеса тормозят кредитование экономики. Наметившийся рост связан прежде всего с увеличением спроса населения на потребительские и ипотечные кредиты, но такую тенденцию можно назвать скорее реанимацией, а не эволюцией.

По примеру других восточноевропейских стран Молдова активно увеличивает долю иностранного капитала в банковском секторе. Под нажимом Нацбанка в 2018 г. два банка — Victoriabank и Moldova Agroindbank (ранее находившиеся под специальным наблюдением Нацбанка) — продали мажоритарные пакеты акций зарубежным инвесторам, и всё это происходило при непосредственном участии Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), который исполнял роль не только посредника, но и покупателя в этих сделках. В результате иностранным компаниям уже принадлежит около 70 % акций коммерческих банков республики, в чём правительство видит невероятный успех, который существенно повысит прозрачность деятельности финансовых организаций и укрепит инвестиционный потенциал сектора. Однако оппозиция с такой оценкой не согласна: Левый фланг, и в первую очередь партия социалистов, прослеживает в этой тенденции колониальные нотки для молдавской экономики.

Молдова под пятой Плахотнюка

Правый фланг в лице, например, экс-премьер-министра, а ныне владельца инвестиционного фонда в Румынии Иона Стурзы не «понимает», кто сейчас реально управляет двумя третями банковского сектора.

Венцом «банковской реформы» стал уход в конце года её основного исполнителя — председателя Нацбанка Серджиу Чокли, который на прощальном брифинге выглядел нервно и объяснил отставку «личными мотивами». Правящая партия поблагодарила Чоклю за «успехи» и назначила своего человека — министра финансов Октавиана Армашу.

Отставка Чокли посреди выполнения мандата (он мог занимать должность вплоть до 2023 г.) и к тому же накануне парламентских выборов заставила многих задуматься о её реальных причинах. В экспертном сообществе появилась версия, что уход Чокли связан с нежеланием выполнять какое-либо сомнительное указание сверху. Необходимо отметить, что банковская система досталась ему как раз после кризиса 2014–15 гг., к которому он не имел никакого отношения, однако вся деятельность Чокли находилась как бы в тени банковской кражи.

Несмотря на то что власти рьяно отстаивают позицию, что им удалось стабилизировать ситуацию в стране после экономического и политического кризиса (одним из основных источников которого была сама Демпартия), указывая при этом на рост экономики (который должен закрепиться по результатам года на уровне 4 %), повышение зарплат и пенсий, сокращение надзорной функции государства над деловой средой — весь пакет реформ демократов — отдают сомнительностью и бумажностью. Формально снижена налоговая нагрузка для населения и бизнеса (единая ставка подоходного налога, снижена социальная нагрузка на бизнес), однако с учётом повышения расходов и, соответственно, снижения доходов демократы оставили открытым вопрос, каким образом будет реализовываться бюджетная политика в будущем году.

Одновременно демократы продвинули закон о налоговой амнистии, который вызвал критику ЕС, МВФ и Всемирного банка, так как позволяет задекларировать любое имущество с обязательным отчислением 3 % (впоследствии 6 %) стоимости государству, что в условиях висящей над Молдовой кражи миллиарда создаёт все предпосылки для легализации украденных финансовых средств. Однако ни налоговые послабления, ни амнистия никак не были учтены в проекте бюджета на 2019 г., который в конце года поспешно утвердили демократы, что свидетельствует о том, что власти и сами не знают, каким образом будут работать введённые поправки хотя бы в среднесрочной перспективе.  

Итоги процесса реформ демократов лучше всего демонстрируют выводы основного политико-экономического партнёра Молдовы — Евросоюза: республика признана захваченным государством с чрезвычайным уровнем концентрации политической и экономической власти в руках определённой группы людей, система юстиции, как и большинство государственных институтов, контролируема олигархатом. Демократы поспешили упрекнуть уже бывших друзей в политической ангажированности, однако еврочиновники, которые славятся своей тактичностью и даже аморфностью по части принятия конкретных решений, высказались на этот раз предельно ясно: эта власть их не устраивает, красные линии существуют даже для стран Восточной Европы, и демократы, похоже, успешно пересекли все возможные из них, уже приближаясь к рекорду Порошенко.

Политические демарши в канун выборов

С начала года партии стали активно готовиться к выборам, и первой, естественно, стала правящая ДПМ. В начале года демократы на традиционном брифинге объявили о программе «Хорошие дороги», на которую будет выделено около миллиарда леев. Программа связана в первую очередь с реконструкцией и строительством дорожной инфраструктуры в регионах. И необходимо заметить, что выполнение работ происходит за счёт бюджета, но демократы подали данный проект как свой собственный, что впоследствии будет применено ими не раз.

Однако важность избирательного процесса как одного из основных институтов демократии общество смогло прочувствовать много раньше, чем ожидалось. В феврале подал в отставку мэр Кишинёва Дорин Киртоакэ, поддерживающий унионистские взгляды и находящийся с мая 2017 г. под следствием, вслед за ним подал в отставку и мэр второго по величине города РМ Бельцы — Ренато Усатый, который находится в розыске и в связи с этим вынужденно пребывает в России.


Дорин Киртоакэ и Виталий Кличко, похоже, родственники — оба политика отличаются невероятным красноречием.

Таким образом, в двух крупных городах в мае — июне прошли досрочные выборы: в Бельцах тихо и спокойно, а вот в столице не заладилось — на них победил ярый критик режима Андрей Нэстасе.

И тут власть показала себя с неожиданной для всех стороны — произошло непризнание выборов в столице, окончательное и бесповоротное, чего, наверное, ещё не знала вся современная европейская история. И сколько бы правящая партия ни пыталась убедить, что такой исход для них губителен, всё же вряд ли можно поверить, что суды сразу трёх инстанций «независимым решением» подтвердили непризнание голосования за нарушение кандидатов, которое предполагает по закону лишь административный штраф (призывы к голосованию в день выборов), а затем жирную грязную точку в этих выборах поставил Центризбирком. Причём сделал это уже в нарушение законодательства, так как любое непризнание выборов так или иначе ведёт к обязательному повторному голосованию.

Кишинёвский прецедент стал поворотным пунктом. Ни одна власть до прихода демократического большинства не решалась пойти на разрушение принципов института выборов, который до сих пор работал в Молдове исправно, и если оппозиция честно побеждала власть, то последняя уходила, таким образом действительно соблюдая принцип сменяемости власти. Но в данном случае даже эта красная линия была преодолена, а демократы так и не отказались от своих тезисов абсолютной непричастности к проблеме.

После этого правящая партия стала действовать всё более открыто, грубо и жёстко, уже не считая нужным скрывать, что, даже несмотря на критически низкие рейтинги доверия, будет бороться за власть и будет делать это любой ценой. ДПМ сумела сменить за год внешнюю ориентацию, назвав себя уже не проевропейской, что делала на протяжении всего своего существования, а промолдавской партией.

В добрых традициях авторитаризма демократы в конце октября сумели собрать на центральной площади Кишинёва около 60 тыс. граждан со всей республики. Именно здесь координатор объявил о новом векторе правящей партии. Он упрекнул предыдущие власти (забыв, что проевропейские партии, в том числе и Демпартия, были той самой властью уже на протяжении практически десяти лет) в отсутствии самостоятельности, в нежелании выдвигать собственные инициативы и решать проблемы своими силами и подчеркнул, что РМ не нужен ни проевропейский, ни прорумынский, ни какой-либо другой вектор, кроме молдавского. Примечательно, что позиций молдовенизма традиционно придерживались левые партии, в том числе и Партия социалистов, которых Демпартия всегда называла идеологическими противниками.

«Новый вектор развития» демократов стал очередным шоком для общества. Плахотнюк дал чёткий сигнал, что власть никому не отдаст, и неважно, какую цену придётся заплатить и кому.

Открытый диалог с оппозицией и шпионский скандал

Одним из наиболее показательных моментов, который показывает, каким образом собираются действовать власти в контексте парламентских выборов, стало создание в сентябре отдельной парламентской комиссии по расследованию вмешательства зарубежных организаций во внутреннюю политику Молдовы. Речь шла о польском фонде «Открытый диалог» и его председателе, гражданке Польши Людмиле Козловской. А точнее, о возможных связях фонда с лидерами оппозиции — Андреем Нэстасе и Майей Санду.

Молдова под пятой Плахотнюка

Молдавские политики слетали в Европу по приглашению и за деньги польского фонда, а виновными всё равно назначили Россию. Таковы реалии молдавской политики.

Комиссию и, соответственно, расследование, которое парламент по закону не имеет права осуществлять, не являясь государственным следственным органом, возглавил депутат Демпартии Игорь Время. Оппозиционеры неоднократно приглашались на слушания, но изначально не пожелали принимать участие в закрытом заседании, настаивая на обязательном открытом формате.

Методы работы комиссии вполне отражают вопросы, которые депутаты собирались задать Санду и Нэстасе. Например, «когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Людмилой Козловской и какова в этом роль Влада Филата (экс-премьера, отбывающего тюремный срок за участие в «краже века») или Вячеслава Платона», а также «сознательно или бессознательно принимали ли вы участие в гибридной войне российских спецслужб против РМ». Последний вопрос вообще напрямую противоречит одному из фундаментальных принципов расследования в любой стране, презумпции невиновности, но это не помешало комиссии довести дело до конца и представить в середине ноября доклад парламенту с рекомендацией привлечь к уголовной ответственности Нэстасе и Санду за «измену родине» и «шпионаж» в пользу российских спецслужб.

В принципе, появление подобных обвинений вызывает обоснованный скептицизм если не относительно соблюдения юридического характера процедур, то хотя бы ввиду отсутствия формальной логики: ни Санду, ни Нэстасе никогда не позиционировали себя как пророссийские политики, чётко обозначив свою политическую ориентацию на запад, а конкретно ЕС, эффективно заполнив тот вакуум, который ранее занимали демократы и либерал-демократы.

Тем более единственный реальный факт, на котором основывались выводы комиссии, — это оплата авиабилетов для Санду и Нэстасе фондом «Открытый диалог». Оппозиционеры были приглашены в Брюссель одним из депутатов Европарламента для участия в международной конференции ещё в 2017 г. Фонд выступал в качестве одного из организаторов мероприятия, и оплата перелёта для гостей вполне логична для таких случаев. Но вот накануне парламентских выборов этот факт неожиданно привлёк внимание бдительных депутатов и стал предлогом для обвинений в измене родине.  

Спикер парламента, демократ Андриан Канду, прокомментировал доклад комиссии таким образом: «Всё очень серьёзно. Данный фонд получает финансирование от Минобороны России, продажи оружия, отмывания денег. Это схема, используемая ФСБ против стран Балтии, Польши, Украины и Республики Молдова. К сожалению, сознательно или нет, этот Фонд привлекал молдавских политиков. Майя Санду, Андрей Нэстасе и другие, упомянутые в докладе, были вовлечены в борьбу, в том числе против Молдовы, в интересах России. Если эта деятельность была намеренной, то она предполагает привлечение к ответственности за измену Родине».

Плохо завуалированная цель — создание предпосылок для возможного исключения оппозиционных партий на предстоящих в феврале выборах — вызвала отторжение как общества, так и европейских партнёров. Глава делегации ЕС в РМ Петер Михалко не раз подчёркивал, что «подобное развитие событий не должно быть выгодным никому». А посол Польши в РМ Бартоломей Зданюк на встрече с премьер-министром Павлом Филипом «передал ясный посыл о необходимости полного соблюдения властями Молдовы демократических стандартов и о твёрдом неприятии любого использования Польши в предвыборной кампании».

«Шпионские страсти» постепенно утихли, но нельзя исключать, что доклад комиссии станет козырем в рукаве властей, который будет использован в неожиданный момент.

Внешнеполитическая диспозиция

Внешняя политика Молдовы вобрала все черты искажённой структуры нынешней власти в стране.

С одной стороны, официальная государственная ДПМ-позиция, которая, несмотря на произошедшие потрясения и объявления о промолдавском курсе, по-прежнему настаивает на приверженности курсу европейской интеграции, всё более склоняясь уже к атлантическому направлению, сохраняя враждебное отношение к России.

С другой — полуофициальная, ввиду крайней ограниченности полномочий президента Додона, пророссийская позиция партии социалистов.

И, наконец, с третьей — правая оппозиция ACUM, лидеры которой Нэстасе и Санду активно посещают Брюссель, другие европейские столицы и Вашингтон, таким образом заполняя потерянное демократами пространство защитников западных ценностей в Молдове. 

В начале сентября разразился очередной скандал: спецслужбы Молдовы и Турции провели спецоперацию в республике, в результате которой были задержаны и экстрадированы в Анкару семь учителей — граждан Турции, работавших в сети молдавско-турецких лицеев «Оризонт».

Обвинения очень серьёзные — причастность к террористическим организациям, в частности к движению Гюлена.

Молдова под пятой Плахотнюка

А через месяц в Молдову впервые приехал Реджеп Эрдоган, который в качестве одного из подарков привёз две бронемашины для разгона демонстраций.

Между Молдовой и Турцией подписано Соглашение о свободной торговле, которое вступило в силу в 2016 г., а с учётом непростой ситуации для правящих элит обеих стран диалог может налаживаться ввиду банальной необходимости поиска новых союзников в критических условиях. Ряд еврочиновников уже отреагировал на данное возможное сближение, выдвинув версию «поиска Эрдоганом политического плацдарма в Восточной Европе в обход Евросоюза».

На фоне осложнений в отношениях с европейскими партнёрами власть начала поиск нетрадиционных источников финансирования: утверждён механизм, позволяющий получить гражданство РМ в обмен на инвестиции, причём довольно небольшие — всего 150–200 тыс. евро (для сравнения аналогичный закон действует и в Австрии, только сумма немного другая — 10 млн евро).

Первое представление Программы приобретения гражданства Молдовы посредством инвестиций (Moldova Citizenship-by-Investment) состоялось в Дубае. Власти рассчитывают, что в ближайшие 5 лет объём инвестиций по Программе может достигнуть 1,3 млрд евро. Новшество серьёзно обеспокоило Евросоюз: в Брюсселе отметили, что власти Молдовы не должны использовать либерализацию визового режима для торговли гражданством. Еврокомиссар по политике добрососедства Йоханнес Хан дал чётко понять, что ЕС не слишком доволен открытыми границами со страной, которая «продвигает покупку собственного гражданства в странах Персидского залива».

Европейский союз, таким образом, всё чаще резко заявляет, что действия власти зачастую противоречат духу и букве Соглашения об ассоциации ЕС — РМ.

После июльской резолюции Европарламента, где Молдова была названа захваченным государством, а ситуация в стране — политическим кризисом, последовала ноябрьская резолюция. Здесь впервые вещи называются своими именами: в Молдове осуществляется преследование правозащитников и критиков председателя Демпартии Влада Плахотнюка, власть в республике признаётся олигархической с тоталитарным налётом. И, что немаловажно, Европарламент просит Совет глав европейских государств рассмотреть возможность применения персональных санкций к лицам, причастным к краже миллиарда.

ЕС применил и вполне реальные меры, сократив ежегодную бюджетную поддержку страны на 20 млн евро. Демократы в ответ назвали решение законодательного органа ЕС сугубо политическим и даже указали на прямую поддержку таким образом оппозиции.

Но, с другой стороны, Старую Европу разрывают противоречия, и если в центре внимания находятся Великобритания со своим Брекситом, уже утомившим большую часть населения Евросоюза, и добавившаяся в конце года Франция с «жёлтыми жилетами», то в восточных странах союза, что гораздо меньше освещают международные СМИ, также назрел довольно серьёзный кризис. Это касается Польши, Венгрии и Румынии.

На последней, ввиду важности положения для молдавской внешней политики, необходимо остановиться. Ситуация в Румынии зеркально напоминает происходящее в Молдове. К серьёзному кризису страну постепенно склоняет противостояние правящей румынской Социал-демократической партии и примкнувшего Альянса либералов и демократов с оппозиционным президентом Клаусом Йоханнесом и выступающей с ним парламентской оппозицией, и всё это на фоне массовых протестов, в которых активно принимают участие трудовые мигранты — румынские граждане, вынужденно покинувшие страну в поисках лучшей жизни, но желающие возвращения. Всё это актуально и для Молдовы, только с заменой названий и имен, однако правящая ДПМ и правящая в Румынии СД нашли взаимопонимание: молдавская оппозиция напрямую говорит о связях и сотрудничестве лидеров партий Влада Плахотнюка и Ливиу Драгня, а одним из последних доказательств существования такого сотрудничества стало блокирование в начале декабря Румынией критичной резолюции по РМ в Совете европейских министров иностранных дел, касающейся вопроса применения персональных санкций в отношении некоторых представителей политической элиты Молдовы.      

Благодаря непризнанию выборов в Кишинёве, на которых победил лидер партии Platforma DA Андрей Нэстасе, оппозиция получила бесспорный козырь для развития собственных отношений с ЕС. Санду и Нэстасе активно посещают страны союза, наладили связи с Еврокомиссией и Европарламентом, обе партии получили статус члена-наблюдателя в Европейской народной партии — самой многочисленной фракции в европейском законодательном органе. Что наиболее важно, у оппозиции сформировалась собственная повестка относительно отношений с Евросоюзом, в основе которой лежат борьба с существующим режимом и обещания реальной, а не формальной европеизации Молдовы.

Иллюзия нормальных отношений с Россией поддерживается президентом и его партией социалистов. Благодаря И. Н. Додону Молдова получила статус страны-наблюдателя в ЕАЭС. И, в принципе, Додону, несмотря на абсолютное неприятие политики сближения с Россией со стороны парламента и правительства, удались и некоторые конкретные шаги в данном направлении, объективно выгодные для республики.

Молдова под пятой Плахотнюка

На последней встрече с Владимиром Путиным в Москве в начале декабря 2018-го Игорь Додон договорился о полугодовой отмене Россией таможенных пошлин для ряда молдавских сельскохозяйственных товаров, а также о «миграционной амнистии» для граждан Молдовы, нарушивших сроки пребывания в России, которая будет действовать с 1 января по 24 февраля 2019 года.

Премьер-министр РМ Павел Филип уже поспешил охарактеризовать это как «попытку вмешательства России в парламентские выборы», учитывая, что мигранты смогут вернуться домой аккурат под избирательный процесс.

Принимая во внимание распространённый тезис о «вмешательстве», нельзя не упомянуть и отношения РМ и США. В 2018 г. в Молдове сменился посол Соединённых Штатов, который в одном из первых выступлений напомнил о необходимости проведения честных и свободных парламентских выборов, а также не исключил возможных попыток России «повлиять на итоги голосования, как уже случалось в США в 2016 г.». Стоит отметить, что США осудили и непризнание кишинёвских выборов, и налоговые реформы демократов, однако поездки членов ДПМ в Штаты на этом не прекратились, одна из последних, совершённых спикером парламента Андрианом Канду в начале декабря, ознаменовалась, кроме традиционных встреч с конгрессменами, выступлениями на американском ТВ, где спикер поведал аудитории «о постоянных угрозах со стороны России» и «о гибридной войне, которую ежедневно ведёт РФ против республики». 

На фоне очевидного охлаждения отношений с Российской Федерацией активизировался диалог с Беларусью. В целях активизации двустороннего диалога достигнуты договорённости о проведении двух заседаний Белорусско-молдавской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в год. Принято решение о создании на межправительственном уровне отраслевых двусторонних рабочих групп по основным направлениям экономического взаимодействия.

Диалог двух государств продолжился и на высшем политическом уровне: в середине апреля 2018 года Молдову с официальным визитом посетил президент Александр Лукашенко, в июне в Кишинёве состоялось заседание межправительственной комиссии Беларуси и Молдовы, в начале сентября там же был организован молдавско-белорусский бизнес-форум, а в начале ноября премьер Павел Филип встретился в Минске с президентом Лукашенко. На данных встречах неоднократно подчёркивалась важность стратегических отношений, а Александр Лукашенко прямо заявил о необходимости и возможности роста товарооборота между странами до полумиллиарда долларов.  Потенциал для развития отношений действительно имеется: Беларусь за первые полгода 2018-го стала вместе с Россией одним из лидеров по импорту молдавских фруктов и ягод (35 % от общего объёма), а РМ крайне заинтересована в импорте продукции белорусского автопрома.

Молдова под пятой Плахотнюка

Додона в Беларуси приняли тепло и радушно и даже усадили за руль трактора «Беларус».

Тем не менее пока наибольшим достижением в отношениях двух стран стало открытие прямого авиарейса Кишинёв — Минск. Однако РМ и Беларусь могут найти ещё множество точек соприкосновения. Будучи странами — участницами «Восточного партнёрства», республики могут эффективно дополнять друг друга, используя такие экономические преимущества, как Соглашение о зоне свободной торговли с ЕС, подписанное Молдовой, с одной стороны, и участие Беларуси в ЕАЭС, с другой.

Финишная прямая перед парламентскими выборами

Ушедший год, вместо того чтобы стать кульминацией, обернулся всего лишь прологом к парламентским выборам, которые пройдут в феврале 2019-го. 

Парламент, контролируемый демократами, напоследок перед уходом утвердил ряд назначений на важнейшие государственные должности, в частности назначил трёх новых судей (из шести) в Конституционный суд — орган, ответственный за признание парламентских выборов. Кроме того, спикер парламента Андриан Канду пригрозил президенту началом процедуры импичмента за постоянные нарушения Конституции (отказ промульгировать законы, утверждённые депутатами ДПМ), но уже через несколько дней Канду подчеркнул, что «в предвыборный период с юридической точки зрения мы не можем организовать референдум по отставке президента», отметив бессмысленность инициирования подобной процедуры в избирательный период.

Тем не менее демократы решили внести ещё больше сумятицы в будущий процесс голосования. По инициативе Демпартии в день выборов было предложено провести референдум по двум вопросам: о сокращении числа депутатов с 101 до 61 и о возможности отзыва депутатского мандата. Несмотря на то что ещё в 2014 г. Конституционный суд своим решением запретил проведение плебисцита в день выборов, демократам удалось тайно изменить избирательный кодекс и в последний день перед истечением мандата парламента, 30 ноября, одобрить проведение референдума. Помимо этого, был отменён так называемый день тишины, и теперь агитацию можно проводить и непосредственно в день голосования. К чему это приведёт при фактическом отсутствии политической культуры, особенно у правящей партии, остаётся только предполагать.

Важно, что выборы впервые пройдут по утверждённой демократами и социалистами смешанной системе; 50 депутатов будут избраны по партийным спискам, а 51 — по одномандатным округам. Таким образом, гражданин, придя на выборы 24 февраля, получит четыре бюллетеня — два непосредственно для парламентских выборов и два для ответа на вопросы референдума. Ещё неясно, будут ли установлены на участках четыре урны для каждого бюллетеня, однако уже понятно, сколько дополнительной бюрократической работы добавится при подсчёте голосов, притом что референдум носит исключительно консультативный характер и не будет иметь никаких юридических последствий.

Какими будут результаты этих выборов, не знает никто. Согласно социологическим опросам, по партийным спискам в будущий парламент пройдут социалисты, демократы и блок ACUM, однако ни одна из сил не набирает необходимого числа голосов для формирования большинства. Партийная принадлежность и склонность к формированию парламентского большинства депутатов, которые будут избраны по одномандатным округам, остаётся абсолютной терра инкогнита, а значит непредсказуемой.

В преддверии очередных выборов всё чаще говорят о возможности проведения выборов досрочных. Например, президент Игорь Додон отмечал, что социалисты не пойдут на коалицию ни с демократами, ни с правой оппозицией, и если партия не наберёт большинство или не привлечёт на свою сторону независимых кандидатов, избранных по округам, то единственным выходом станут досрочные выборы. Такой же позиции придерживается и блок ACUM, уверенный в своей безоговорочной победе (с оговоркой — в случае честных выборов). Демократы, опираясь на кишинёвский опыт, «скромно», но публично строят планы на грядущее четырёхлетие.

Будущий избирательный процесс экспертное сообщество и оппозиция уже в открытую называют не иначе как войной. Демократы, находящиеся в тупике, куда их завели собственные неуёмные интересы, не готовятся ни к тому, что могут оказаться в оппозиции, ни к возможности оказаться вне парламента. Их цель — сохранить власть, и на предстоящих выборах у ДПМ нет другого выбора.

С другой стороны, есть социалисты и ACUM, но надеяться, что эти силы могут прийти к консенсусу, чтобы прекратить власть демократов, более чем сомнительно. Выборы остаются в большей мере загадкой, и можно только надеться, что февраль даст позитивный ответ на вопрос о будущем Молдовы. Шанс, может быть, последний, но есть.



Оцени новость:





Также смотрите: 
  • Обстрелы ВСУ: Есть погибшие и раненые в рядах военных ЛДНР
  • Националисты «Азова» вернулись на передовую в Донбасс





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта