27-05-2019, 12:40   Раздел: Новости   » Невостребованная свобода Комментариев: 0

Невостребованная свобода

 
Невостребованная свобода

Невостребованная свобода

Создание и развитие свободных экономических зон (СЭЗ) является одним из трендов современной мировой экономики. Опыт многих стран показывает, что они служат хорошим инструментом в процессе экономической модернизации. СЭЗ могут способствовать росту иностранных инвестиций, развитию инноваций и высокотехнологичного производства, что крайне необходимо государствам постсоветского пространства.

С начала 2000-х гг. Россия и Беларусь также стараются активно создавать у себя такие зоны, однако, к сожалению, успешность многих из них по-прежнему оставляет желать лучшего. «Очень дорого, очень мало отдачи и с нулевым КПД», — такими словами в 2016 г. охарактеризовал отечественные особые экономические зоны (ОЭЗ) пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Неоднократно критически отзывался об их эффективности и президент Беларуси Александр Лукашенко, указавший на то, что объём преференций, предоставляемых резидентам, несоизмеримо выше, чем выгоды государства от их деятельности.

Таким образом, совершенно очевидно, что России и Беларуси крайне необходимо вносить изменения в механизм создания и функционирования свободных экономических зон. Для этого логично обратиться к успешным практикам зарубежных стран. Наиболее интересным видится опыт Китая, где СЭЗ является одним из «драйверов» экономического развития.

Вводная в СЭЗ

Под свободной экономической зоной понимается географически ограниченная территория, в рамках которой созданы благоприятные экономические условия и обеспечено надлежащее правовое регулирование для зарегистрированных в ней национальных и зарубежных компаний, пользующихся системой льгот и стимулов в отношении ведения определённых видов экономической деятельности.

Киотская конвенция по упрощению таможенных процедур 1973 года определяет СЭЗ как часть территории страны, на которой товары рассматриваются как объекты, выведенные за пределы национальной таможенной территории и не подвергаемые таможенному контролю и налоговому регулированию.

История развития первых свободных экономических зон относится к периоду зарождения капиталистических отношений в Европе в XV — XVI веках, однако пик развития СЭЗ совпал с формированием глобальной экономики и пришёлся на вторую половину XX столетия.

Невостребованная свобода

В настоящее время регионом с наибольшим количеством указанных зон является Северная Америка (порядка 336 зон), на втором месте находится Азия (порядка 280 зон), третью позицию занимают страны Карибского бассейна и Центральной Америки (около 228 зон), далее следуют Европа (порядка 161 зоны), Африка (67 зон), Южная Америка (41 зона), Ближний Восток (39 зон) и страны Тихого океана (14 зон). При ранжировании количества СЭЗ по странам мира безусловным лидером в этой области являются Соединённые Штаты (порядка 270 зон), на втором месте располагается Китай (порядка 200 зон), далее — Филиппины (около 100 зон).

Вместе с увеличением количества свободных экономических зон и их весом в мировой экономике наблюдается эволюция их роли от микроэкономического к макроэкономическому уровню и тенденция к расширению типов СЭЗ. В научной литературе принято различать два базовых вида свободных экономических зон: территориальные и функциональные. К первому типу относятся СЭЗ, представляющие собой ограниченную территорию с соответствующей инфраструктурой и специальным режимом регулирования. Данный класс получил наибольшее распространение в мировой экономике в настоящее время. К функциональным СЭЗ относятся зоны, имеющие режимный характер и предоставляющие компаниям необходимые возможности и стимулы в разных частях страны до тех пор, пока данные фирмы соответствуют необходимым критериям. Как отмечает ряд экспертов, фактически такие зоны обеспечивают зарубежным субъектам хозяйствования свободный экономический режим.

Основными задачами СЭЗ являются следующие.

С хозяйственной точки зрения:



интенсификация внешнеэкономической деятельности в целом; привлечение в национальную экономику иностранных инвестиций;



повышение конкурентоспособности производства внутри страны;



рост валютных поступлений в бюджеты регионального и местного уровней.

С научно-технической точки зрения:



активизация использования новейших зарубежных и национальных технологий;



ускорение внедрения результатов НИОКР;



концентрацию усилий научно-технического потенциала на приоритетных направлениях;



повышение эффективности использования имеющихся производственных мощностей.

Свободные экономические зоны в России

После распада плановой системы и начала формирования рыночной экономики Россия также включилась в процесс создания и развития особых (согласно российской терминологии) экономических зон (ОЭЗ).

Невостребованная свобода

В настоящее время на территории РФ могут создаваться ОЭЗ четырёх основных типов: промышленно-производственные (9 зон), технико-внедренческие (6 зон), туристско-рекреационные (9 зон) и портовые (1 зона).

Как отмечают в министерстве экономического развития России, основными целями создания подобных зон являются:



развитие обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей экономики, туризма, санаторно-курортной сферы, портовой и транспортно-транзитной инфраструктуры;



разработки и коммерциализация технологий, а также производства новых видов продукции.

Деятельность особых экономических зон на территории РФ регулируется Федеральным законом от 22 июля 2005 года № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации». Решение о создании данных зон принимается на уровне федерального правительства. При этом ряд российских ОЭЗ функционирует на основании отдельных федеральных законов (ОЭЗ на территории Магаданской и Калининградской областей, а также в Крыму и Севастополе). Важно отметить, что к ОЭЗ не относятся территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), которые имеют ряд принципиальных отличий, в частности другие задачи, другие льготные режимы и т. д.

По данным министерства экономического развития РФ, на сегодняшний день в российских ОЭЗ зарегистрировано более 700 компаний-резидентов, в деятельность указанных зон вкладывают денежные средства более 120 иностранных инвесторов из 37 стран, а общая сумма инвестиций, заявленная фирмами-резидентами, превысила 14 млрд долларов. Функционирование особых экономических зон в России позволило создать дополнительно порядка 30 тыс. новых рабочих мест.

В качестве примера удачного опыта создания ОЭЗ в РФ можно привести особую экономическую зону «Алабуга», расположенную на территории республики Татарстан. ОЭЗ обеспечена необходимой инфраструктурой и транспортными коммуникациями (находится недалеко от автодороги федерального значения и железнодорожной линии). Обязательным условием для резидентов данной зоны является инвестирование денежных средств в размере от 1 млн евро в первый год работы и 10 млн евро за период, на который заключён договор. Основными преимуществами для инвесторов в ОЭЗ «Алабуга» являются следующие: возможность размещения и использования оборудования иностранного производства без уплаты НДС и таможенных сборов; освобождение от экспортной пошлины на вывоз изготовленной продукции; отсутствие обязательств внесения в региональный бюджет налогов на транспорт и землю; предоставление по сниженным ценам земельных участков с подготовленной инфраструктурой. В настоящее время в указанную ОЭЗ привлечено более 40 предприятий-резидентов, занимающихся производством автобусов, бытовой техники, лекарств, мебели, сложных химических веществ, а также авиатехники.

Вместе с тем анализ, проведённый Счётной палатой РФ, выявил существенные недостатки в функционировании института особых экономических зон в российской хозяйственной системе. Эксперты указанного ведомства пришли к выводу, что несмотря на значительные средства, вложенные в развитие ОЭЗ из федерального бюджета, данные зоны до сих пор не стали основными «драйверами роста» национальной экономики, а эффективность их деятельности без возрастающих государственных вливаний снижается. Так, размер финансирования ряда ОЭЗ из федерального бюджета многократно превышает объём привлечённых средств коммерческих организаций. Кроме того, в рамках указанных зон растёт число объектов инфраструктуры, финансирование которых не обеспечено.

Среди основных недостатков функционирования особых экономических зон в РФ российские эксперты отмечают следующие.



Национальные ОЭЗ имеют слишком большие территориальные размеры (площадь первых одиннадцати зон превышает территории некоторых крупных европейских государств), что снижает эффективность управления в рамках таких зон, а необходимые затраты на обеспечение специального таможенного режима могут в разы превосходить потенциальные доходы от их деятельности.



Земельные ресурсы в рамках ОЭЗ расходуются крайне неэффективно. Так, по состоянию на 1 января 2016 г. из общей площади земельных участков, входящих в ОЭЗ (213,8 тыс. га), были вообще не использованы 84,4 тыс. га, или 39,5 %.

Успешное функционирование свободных экономических зон напрямую зависит от их выгодного экономико-географического положения. В данном контексте ключевым фактором выступает близость к основным макроэкономическим центрам, транспортным коридорам и транзитным маршрутам. Большинство российских ОЭЗ не в полной мере соответствует указанным требованиям, так как располагается во внутренней части страны и не обеспечено надлежащей транспортно-транзитной инфраструктурой.

Несмотря на продолжительное время функционирования ряда национальных ОЭЗ и роста их числа, до настоящего времени не сформирована полноценная законодательная база, которая способна обеспечить комплексное регулирование деятельности особых экономических зон, что приводит к невозможности создания полноценной и эффективной системы управления ОЭЗ на федеральном, а также региональном и местном уровнях. Подобная система управления должна, с одной стороны, учитывать реальные заинтересованность и потребности регионов по развитию тех или иных территорий и обеспечению выхода производимой в рамках ОЭЗ продукции на мировые рынки. С другой — федеральному правительству необходимо увязать потребности регионального уровня с макроэкономическими задачами развития российской экономики.

Неэффективность системы управления зонами, в том числе на местах, приводит к стремлению руководства данных проектов максимально быстро направить произведённый товар на экспорт с целью формирования «положительной отчётности», что приводит к созданию в ОЭЗ предприятий, нацеленных лишь на сборку (подчас крупноузловую) готовой продукции из импортных компонентов, и не приводит к реальной локализации высокотехнологичных и перспективных производств.

Немаловажным фактором низкой экономической отдачи от функционирования ОЭЗ в России является критически высокий уровень «административной ренты», т. е. всей совокупности расходов, которые несёт бизнес на удовлетворение требований со стороны государства. При этом в данном случае снижение лишь налоговой нагрузки на предпринимателей само по себе не даст положительного эффекта. Необходимо качественное снижение регулятивной нагрузки на бизнес в указанных зонах — создание чётких и прозрачных «правил игры», что невозможно без существенного прогресса, в частности в правовом регулировании корпоративных отношений в России.

Свободные экономические зоны в Республике Беларусь

В настоящее время на территории Республики Беларусь функционируют шесть свободных экономических зон (по одной в каждом областном административном центре, а также в Минске). Основными целями СЭЗ являются стимулирование развития новых производств, основанных на передовых технологиях, создание новых рабочих мест и увеличение объёма экспорта. За годы функционирования свободных экономических зон белорусским властям удалось добиться определённых успехов в налаживании их деятельности, в частности в привлечении к работе в СЭЗ крупных, в том числе иностранных инвесторов. К примеру, в СЭЗ «Витебск» был построен передовой завод Modern-Expo Group. По данным министерства экономики республики, на начало 2018 года в белорусских свободных экономических зонах было зарегистрировано порядка 420 предприятий-резидентов, которые обеспечивали рабочие места свыше 125 тыс. человек.

К основным льготам для резидентов белорусских СЭЗ относятся следующие: освобождение от налога на прибыль в течение 5 лет (после истечения срока действует 50%-ная скидка по данному обязательному платежу); освобождение от налога на недвижимое имущество (независимо от направления его использования); освобождение от земельного налога; государственные субсидии на создание инженерной и транспортной инфраструктуры, необходимой для реализации инвестиционного проекта резидента с заявленным объёмом вложений более 10 млн евро.

Законодательное регулирование деятельности белорусских свободных экономических зон базируется на законе Республики Беларусь от 7 декабря 1998 года № 213-З «О свободных экономических зонах»; указе президента Республики Беларусь от 9 июня 2005 года № 262 «О некоторых вопросах деятельности свободных экономических зон на территории Республики Беларусь»; указе президента Республики Беларусь от 31 января 2006 года № 66 «Об утверждении Положения о свободных таможенных зонах, созданных на территориях свободных экономических зон». Создание новых СЭЗ в республике осуществляется посредством указов президента РБ.

Деятельность СЭЗ в Беларуси неоднократно подвергалась критике со стороны руководства страны. Так, президент Лукашенко регулярно подвергает сомнению эффективность экономической отдачи от деятельности подобных зон в сравнении с затратами на их функционирование. СЭЗ в Беларуси активно создавались с конца 90-х годов в период, когда перед республикой остро стояла проблема занятости населения. На сегодняшний день проблема безработицы отошла на второй план (во многом по причине трудовой миграции граждан в соседние страны). Вместе с тем необходимость пополнения национального бюджета на протяжении многих лет продолжает оставаться актуальным вопросом внутриполитической повестки дня республики, что подталкивает белорусское руководство педалировать тему сокращения преференций резидентам (прежде всего национальным) СЭЗ и их постепенного перевода на обычный режим налогообложения. По словам белорусского лидера, надежды на привлечение новых технологий и развитие на их основе передовых производств в указанных зонах также оправдались не в полной мере (во многом это происходит из-за стремления властей республики получить слишком быструю отдачу от подобного рода деятельности). Так, выступая на одном из правительственных совещаний, Лукашенко заявил в том числе следующее: «Тогда (в 90-е годы. — Авт.) у людей не было работы и мы хватались за любую соломинку. Сегодня вопрос о том, чтобы просто занять людей, предоставив льготный режим предприятиям, не стоит. Нам нужны высокотехнологичные производства. Если там передовое производство, это должно быстро отразиться на работе всей экономики».

Одной из ключевых особенностей и вместе с тем недостатком белорусских СЭЗ является их «чрезмерная экспортоориентированность». Несмотря на то что ряд зон на территории РБ изначально был создан как технопарки (например, СЭЗ в Могилеве), основными задачами которых является аккумулирование передового национального и зарубежного опыта в области высоких технологий, реально белорусские власти стремятся добиться лишь максимального роста экспортного потенциала резидентов. 

В целях развития двусторонней кооперации в торгово-экономической и инвестиционной сфере, а также привлечения новых технологий в 2014 году белорусской стороной совместно с китайскими партнёрами была создана особая экономическая зона (Китайско-белорусский индустриальный парк) «Великий камень». Ожидаемый объём инвестиций по проектам в рамках указанной зоны составляет более одного млрд долларов.

Невостребованная свобода

На начало 2019 года количество официально зарегистрированных резидентов «Великого камня» достигло 42. Экспорт компаний-резидентов белорусского Парка высоких технологий (ПВТ) в 2018 году составил 1,4 млрд долларов, что на 38 % больше по сравнению с 2017 годом.

Однако необходимо отметить, что около половины этих средств были вложены китайской государственной транспортно-логистической компанией Сhina Merchants Group. Доля остальных фирм значительно ниже, и они представляют абсолютно разные сферы экономики (инжиниринг, токарные станки, вентиляционное оборудование, автокомпоненты и т. д.). Очевидно, что Поднебесной «Великий камень» необходим исключительно как транспортный узел на маршруте «Экономического пояса Шёлкового пути», а ведущим китайским компаниями, особенно работающим в сфере высоких технологии, проект не сильно интересен. А вариант развития индустриального парка только как транспортного узла не в полной мере отвечает приоритетам Беларуси, которая заинтересована в «высокотехнологичных и конкурентоспособных инновационных производствах». Следовательно, нельзя считать проект достаточно успешным.  

Кроме того, важно отметить, что «Великий камень» не полностью соответствует критериям свободной экономической зоны. Несмотря на то что часть препятствий для «вхождения» в указанную зону инвесторов третьих стран отсутствует, он изначально создавался как двусторонний проект РБ и КНР для привлечения в республику китайских инвестиций.

Свободные экономические зоны в КНР

Китай является одним из мировых лидеров по развитию СЭЗ. Их создание стало важной составляющей политики открытых дверей и реформ, провозглашённой руководством страны в конце 70-х. По словам Дэн Сяопина, свободные экономические зоны являются «окном техники, знаний, управления, внешней политики».

На первом этапе реформ в 1980-1982 годах в Поднебесной было сформировано пять особых экономических районов: Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу (в провинции Гуандун), Сямэнь (в провинции Фуцзянь) и Хайнань (охватывает всю территорию провинции Хайнань). Для привлечения в страну финансовых средств и новейших технологий руководством КНР были созданы льготные условия для зарубежных инвесторов. Например, для предприятий с иностранным капиталом в СЭЗ подоходный налог снижался с 33 % до 15 %, а также их освобождали от местных налогов на прибыль. Кроме того, дополнительные льготы от правительства получали компании с объемом ПИИ более 5 млн долларов, а также фирмы, применяющие новейшую технику и технологии. В 80-х гг. предоставлялись 30-50%-ные скидки на аренду земли в СЭЗ Шэньчжэнь и т. д. В течение первых 30 лет функционирования СЭЗ «Шэньчжень» среднегодовой прирост её валовой продукции составил 27,3 %.

Большинство привилегий для иностранных инвесторов изначально было предоставлено на определённый период времени. В частности, скидки на аренду земли в Шэньчжэне действовали всего несколько лет. Налоговые льготы, напротив, существовали почти три десятилетия — до 2007 г., когда правительство установило единую ставку в размере 25 %.

Свободные экономические зоны стали одним из ключевых драйверов развития китайской экономики. На данный момент в стране действуют 5 СЭЗ (Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу, Сямэнь, Хайнань); 14 зон свободной торговли (в том числе Гуанчжоуская); более 100 зон высоких и новых технологий; 70 научно-технических зон для специалистов, получивших образование за границей; 38 зон переработки продукции, ориентированной на экспорт; свободная экономическая зона Хайнань и новый район Пудун. Совместно они генерируют около 22 % ВВП Китая (в РФ — только 0,45 %). На них приходится более 14 % внешнеторгового оборота страны и около половины всех ПИИ, поступающих в экономику.

Невостребованная свобода

Источник — Главное таможенное управление КНР

Развитие свободных экономических зон в Китае имеет ряд специфических черт.

Во-первых, создание СЭЗ началось в наиболее развитых прибрежных районах восточного Китая. В других уголках Поднебесной подобные зоны стали появляться лишь через несколько десятилетий. Удобное географическое положение, относительно неплохая транспортно-логистическая инфраструктура провинций Гуандун и Фуцзянь, а также привилегии от правительства и дешёвая рабочая сила способствовали быстрому притоку иностранных инвестиций. Кроме того, эти регионы имели наиболее тесные связи с соседними Гонконгом, Тайванем и Макао, где проживали китайские эмигранты — хуацяо, которые выступили основными вкладчиками. Успешность первых СЭЗ в будущем позволила правительству создать аналогичные зоны и в других, менее развитых, уголках страны. В частности, вдоль границы с РФ и Монголией. При этом практика создания зон в непосредственной близости от мегаполисов и крупных городов, уже имеющих определённую транспортно-логистическую инфраструктуру, продолжает сохраняться.

Во-вторых, цели создания СЭЗ полностью соответствуют приоритетам китайской политики (стимулирование развития высокотехнологичных производств, производства товаров народного потребления и т. д.). Инвесторы, вкладывающие средства в перспективные для страны отрасли, получают от государства дополнительные преференции. Например, в провинции Гуандун компании, занимающиеся разработкой новых технологий, на два года освобождаются от уплаты налогов, а следующие три года для них действует льготная ставка 15 %.  Уже более десяти лет регион стабильно на 20–25 % увеличивает выпуск высокотехнологичной продукции.

В-третьих, китайским правительством достаточно качественно и полно проработана нормативно-правовая база по деятельности СЭЗ, благодаря чему инвестор чётко осознает, на каких условиях ему придётся работать. Этот фактор совместно со стабильной экономической ситуацией создаёт благоприятные условия для притока инвестиций.

В-четвёртых, свободные экономические зоны в Китае имеют достаточно большую автономию в управлении. Однако их деятельность тщательно контролируется представителями государственной власти.

Применимость китайского опыта для России и Беларуси

Достаточно успешный опыт КНР по развитию свободных экономических зон может быть использован для повышения эффективности работы данного института в РФ и Беларуси. Безусловно, речь идёт не о полном копировании китайских практик, а лишь о частичном заимствовании отдельных элементов и их адаптации к постсоветским реалиям.

Российскому руководству целесообразно обратиться к китайскому опыту при выборе месторасположения для создания новых ОЭЗ. Фактически все китайские СЭЗ создавались вблизи крупных городов с развитой транспортно-логистической инфраструктурой. В свою очередь, многие ОЭЗ в РФ были сформированы в отдалённых, слаборазвитых районах страны в т. ч. и с целью их развития. Особенно это касается зон туристско-рекреационного типа, 6 из которых (из 8) были закрыты в соответствии с постановлением правительства РФ № 978 от 28.09.2016 по причине их неэффективности (табл. 2). Руководитель аппарата Счётной палаты РФ Олег Савельев справедливо отмечает, что «ОЭЗ — инструмент борьбы на рынке инвестиций, а не инструмент регионального развития»

Плохая транспортная доступность, безусловно, стала одним ключевых факторов, негативно сказавшихся на успешности ОЭЗ, образованных в Сибири, на Дальнем Востоке и в регионах Северного Кавказа. Отдалённое расположение создаёт и кадровую проблему, так как квалифицированные специалисты, необходимые для ОЭЗ любого типа, не заинтересованы там работать. В настоящий момент наиболее логичным видится создание новых ОЭЗ в наиболее развитых экономических центрах с географическим положением, располагающим к выходу на зарубежные рынки.

Невостребованная свобода

Кроме того, России и Беларуси может быть полезен опыт КНР в развитии высокотехнологичного производства в СЭЗ.

В отличие от Поднебесной, где уже существуют более 100 СЭЗ, занимающихся инновационными разработками, наши страны в этом пока не преуспели.

РФ и Беларуси целесообразно по образцу КНР создать дополнительную систему преференции для технико-внедренческих зон, стимулирующую их деятельность. Например, выделить дополнительные средства из федерального и регионального бюджетов на создание и модернизацию инфраструктуры таких зон.

Кроме того, логично изменить систему налоговых льгот. В настоящий момент их получают все ОЭЗ, причём по большей части за счёт региональных и местных налогов (сниженная региональная ставка налога на прибыль, освобождение от транспортного и земельного налогов), что негативно влияет на бюджеты субъектов, но не даёт больших выгод потенциальным резидентам и, соответственно, не стимулирует их регистрироваться в ОЭЗ. Правильнее было бы предоставлять наибольшие льготы эффективным технико-внедренческим зонам, от успешности которых напрямую зависит экономическая модернизация России и Беларуси.

Но с этим существуют определённые проблемы. Во-первых, на постсоветском пространстве достаточно размыто понятие слова «инновация» и многие разработки таковыми не признаются, соответственно, в любом случае не получат никаких льгот при регистрации в ОЭЗ. Во-вторых, для инновационных разработок необходимы зарубежные инвестиции, а в настоящий момент в ОЭЗ РФ и РБ зарегистрировано очень мало серьёзных иностранных компаний (особенно работающих в сфере высокотехнологичного производства!), каковых огромное количество в одном только Шэньчжэне. Более того, по оценкам экспертов финского университета Турку, профессоров К. Вальтери и Л. Кари, во многих странах даже не знают о существовании в постсоветских государствах таких зон.

Для повышения инвестиционной привлекательности российских ОЭЗ необходимо совершенствовать и нормативно-правовую базу, регулирующую их деятельность. Для улучшения инвестиционного климата в российских СЭЗ целесообразно обратиться к китайскому опыту их нормативно-правового регулирования. В частности, она должна быть предельно «прозрачной». Потенциальный инвестор должен чётко понимать, на каких условиях ему придётся работать. В постсоветских же реалиях вкладчики часто сталкиваются с различными «подводными камнями», связанными с региональным законодательством и бюрократией, которые мешают им нормально работать. Одним из примеров является японская фирма по производству автомобильных шин Yokohama, являющаяся резидентом ОЭЗ «Липецк». Её представители неоднократно публично заявляли о такого рода проблемах. Кроме того, необходимо уделять больше внимание разработкам бизнес-планов и планов развития каждой ОЭЗ, как это делают в КНР. Крайне важно избегать таких ситуаций, как с портовой ОЭЗ в Мурманске, где из-за плохо проработанного плана и слишком высоких инвестиционных барьеров так и не был зарегистрирован ни один резидент. Негативным примером также является туристско-рекреационная зона в Республике Алтай, где резиденты так и не выполнили свои обязательства по созданию объектов из-за нехватки финансовых средств, в результате чего ОЭЗ прекратила своё существование. 

Ещё одним моментом, который логично позаимствовать у китайских партнёров, является организация системы управления в ОЭЗ. Причём это касается в большей степени Российской Федерации. В КНР значительное число руководящих функций в зонах переданы частным акторам — специальным органам, которые самостоятельно избираются резидентами СЭЗ, что делает СЭЗ достаточно автономными и значительно упрощает механизмы принятия решений. Однако при этом они находятся под жёстким контролем государственных органов, которые вынуждают их развиваться в соответствии с общегосударственными интересами. В РФ же за их деятельность по большей части отвечают региональные власти, которые далеко не всегда способны обеспечить эффективный менеджмент и аудит. Ситуацию также усугубляет коррупционная составляющая. Постоянное присутствие заинтересованных представителей власти, осуществляющих контроль, и расширение внутренней автономии в управлении могли бы повысить эффективность отечественных СЭЗ, особенно тех, которые созданы в отдалённых районах страны.  



Оцени новость:





Также смотрите: 
  • Лучше провериться: Врач назвал начальные признаки слабоумия
  • Почему МВФ пошел наперекор Вашингтону в украинском вопросе





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта