Google+


26-10-2011, 05:15   Раздел: Статьи, Новости, Энергетика   » Банковский сектор энергоэффективности Комментариев: 0  

Банковский сектор энергоэффективности

Банковский сектор энергоэффективности

Банковский сектор энергоэффективностиВладимир Гамза, председатель совета директоров Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов

Владимир Гамза, председатель Комитета по финансово-кредитному обеспечению бизнеса «Деловой России», председатель совета директоров Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов, в своем интервью «Энергополису» рассказал о пристрастии российских чиновников к кампанейщине и о том, что энергоэффективность – настоящая государственная задача, которую никакой чиновник не испортит. Поэтому, по мнению нашего собеседника, банки и финансовые институты все больше выводят на рынок продуктов, связанных с финансированием подобных проектов. А банк зря денег не дает.

– Владимир Андреевич, Газпромбанк начал плотно работать с Всемирным банком над схемой по финансированию проектов в области энергоэффективности. Какие еще примеры активной работы банков в кредитовании проектов, связанных с энергоэффективностью, вы можете назвать?


– Прежде всего примером активного участия банков в развитии проектов, связанных с энергоэффективностью, стоит назвать работу Российского банка развития. Это дочерний банк Внешэкономбанка. Сейчас идет его ребрендинг, и он теперь называется банк МСП (Банк развития малого и среднего предпринимательства. – Прим. «Энергополиса»). До 150 млн. рублей инвестиций в модернизацию – на мой взгляд, это серьезное подспорье для любой компании. Суть этой кредитной программы заключается в следующем: оказать стимулирующее воздействие на предприятия, которые проводят или начинают либо планируют модернизацию (реновацию оборудования), на то, чтобы в процессе модернизации решались вопросы энергоэффективности. Работа банка заключается в том, чтобы искать и находить клиентов, но процесс получается особенно результативным, когда клиенты понимают, для чего они пришли в банк.

Стимул для предприятия очевиден: в процессе проводимой модернизации решаются вопросы не только с точки зрения повышения производительности труда и качества выпускаемой продукции, но и снижения энергоемкости производства. Энергетика – заметная статья в расходах любого предприятия, и это то, что никому дополнительно и специально объяснять не надо.

Кроме банка «РосБР» могу привести очень успешный пример работы регионального частного банка в финансировании программ и проектов, связанных с энергоэффективностью. Это ростовский межрегиональный банк «Центр-инвест», который покрывает своей сетью Юг России и уже давно самостоятельно работает по кредитованию подобных проектов. Сейчас к работе с этим банком подключилась Международная финансовая корпорация (IFC) совместно с институтами развития Западной Европы. У банка «Центр-инвест» уже существует серьезная история в этой работе, что доказывает: частный коммерческий региональный банк способен это делать.

К сожалению, нельзя сказать, что таких региональных банков и таких примеров в России много. У частных региональных банков есть проблема понимания ими и их клиентами полезности этой работы. Зачастую регионалы думают, что все это так сложно, это такая заморочка, что это в общем-то не особенно и нужно и все это лишь кампания, которая носит временный характер. С одной стороны, их понять можно. Чиновники сделали из энергоэффективности кампанию. В России чиновники вообще из всего устраивают кампанейщину, и через некоторое время они же благополучно забывают об этом, начиная новую. Но энергоэффективность в этом плане совсем другая история. На самом деле энергоэффективность – реальное дело, необходимость и безальтернативный шаг для страны. Проекты, связанные с модернизацией и энергосбережением, с точки зрения банкира или финансиста, имеют положительный эффект и весьма привлекательны.

Крупнейшие мировые финансовые институты, Европейский банк реконструкции и развития заинтересованы в том, чтобы эти программы в России развивались. Потому что они все понимают, что при том объеме потребления энергии, который сейчас расходует российская экономика на единицу выпускаемой продукции, мы никогда не станем конкурентоспособны, наши предприятия никогда не будут интересны иностранным инвесторам.

– Мне приходилось слышать, что в некотором смысле барьером на пути банковского финансирования проектов компаний, связанных с энергетической отраслью и энергоэффективностью, является отсутствие стандарта по системе энергоменеджмента на наших предприятиях. Сотрудники ЮНИД предупреждают о том, что российские компании, не соответствующие этому стандарту, будут неконкурентными на мировых рынках после его принятия. Что вам известно о принятии такого стандарта в России?


– Поспешное принятие такого стандарта на законодательном уровне, к чему призывают некоторые горячие головы, – вот вам еще один пример нашей чиновничьей и депутатской кампании, пример столь любимой в Отечестве кампанейщины.

Я хочу вам рассказать о другом подходе, о нормальной работе нормальных людей. Не так давно я был приглашен в Мосгорэнерго на совещание, посвященное проблемам энергоэффективности. Совещание проводилось в виде открытой рабочей дискуссии, в форме «круглого стола». Участниками совещания с одной стороны были специалисты Мосгорэнерго, занимающиеся программой энергоэффективности в подразделениях компании, и клиенты, потребители с другой стороны.

И та и другая стороны этого рабочего совещания, в котором не было ничего от заорганизованности для галочки в строке отчетности, признали, что энергоэффективностью надо заниматься системно и по-настоящему. Многие говорили, что совершенно очевидно, что предприятия не только не знают, что такое настоящий энергоаудит, но они зачастую не знают, как правильно построить систему работы с энергетикой на предприятии, в том числе и с поставщиками энергии. Система взаимоотношений с поставщиками электроэнергии и тепла, если ее правильно выстроить, тоже может приносить заметный экономический эффект. В этом разговоре и энергетики, и представители компаний-потребителей пришли к единому мнению: чтобы построить систему взаимоотношений и сделать настоящее дело, на предприятии должен быть человек, который энергоэффективностью занимается профессионально и постоянно. Мне очень понравилось, что эти люди совершенно четко понимают, о чем они говорят.

На крупном предприятии должен быть менеджер в правильном и полном понимании этого слова, человек, который управляет этим процессом. Но навязывать каждому предприятию такого специалиста неправильно. Почему я подчеркнул «в правильном и полном понимании»? Потому, что у нас идет подмена значений. У нас забывают, кто такой настоящий менеджер и чем он отличается от того же администратора. Есть администратор процесса, и есть менеджер процесса.

Администратор – это тот, кто следит за процессом. В нашем случае это, наверное, можно объяснить таким примером: если лампочка перегорела, он вкручивает другую, но он не вдается в суть этого процесса. Максимум, что он мог бы сделать как работник, радеющий за благо предприятия, – подсказать начальству, что тут нужна, например, лампочка меньшей мощности.

И есть менеджер, человек, который изначально выстраивает процесс, управляет им, который контролирует его правильное, эффективное функционирование и вносит в него необходимые и актуальные изменения. Чувствуете разницу подходов и функциональных задач? Энергоменеджер и должен, по логике, быть таким человеком, кто правильно построит всю систему энергопотребления предприятия, сделает ее эффективной.

– Проекты энергосбережения и энергоэффективности в ЖКХ приносят наибольший эффект. Сегодня уже очевидно, что они являются экономически оправданными и прибыльными. Но и банковские специалисты, и представители ЖКХ говорят о ряде неудобств и зияющих дырах в этой работе. Невозможность, например, получения кредита для проведения капитального ремонта существующего дома, потому что нет предмета залога. Говорят о необходимости внедрения схем проектного финансирования…


– В том все и дело, что только говорят. В России, как только началась строиться рыночная экономика и по сей день, уже 20 лет, мы говорим о проектном финансировании. Но мы все эти годы говорим о том, чего у нас в стране фактически нет. В России нет такого вида финансирования по одной простой причине: нет законодательства о проектном финансировании. Очень многие серьезные компании, которые тем не менее занимаются сегодня в России проектным финансированием, оформляют свои договоренности с инвесторами в западных юрисдикциях.

Это абсолютно специфическая, совершенно отдельная форма финансового бизнеса, которая должна быть предусмотрена гражданским законодательством. Ключевые особенности проектного финансирования, которые обязательно должны быть прописаны в законе, – это прежде всего наличие специальной компании, которая получает финансирование не как кредит. Существуют значительные особенности создания, функционирования и ликвидации таких компаний. Второй аспект, который необходим при проектном финансировании, – это возможность залога того, чего еще нет. Вы закладываете будущий результат, который возникнет после реализации проекта. При проектном финансировании подразумевается, что возврат вложенных средств может быть осуществлен только из будущего денежного потока. Не из денег, которые уже сегодня есть у предприятия, или не из бизнеса, который есть у автора проекта. При проектном финансировании инвестор четко понимает, что он вкладывает деньги сейчас, а возврат будет только из того денежного потока, который сформирует этот проект. Еще раз про проектное финансирование: обязательное наличие спонсора, который дает первичные деньги, небольшую сумму венчурного капитала на проведение исследований, экспертиз, чтобы, одним словом, упаковать проект для инвестора.

У нас в России сегодня есть кредитно-депозитные организации. Они могут выдавать только кредиты. Сегодня для банков финансирование чего бы то ни было – это кредитование. А при кредите нужен залог, нужно соблюдать нормативы ЦБ и резервировать капитал, страховать обеспечение и т.д. и т.п. Минэкономразвития подготовило сейчас законопроект по проектному финансированию. Пока могу сказать только, что это еще сырой документ и он требует серьезной доработки.

– Как, на ваш взгляд, сегодня выглядит схема или участие ГЧП в развитии финансирования инвестиционных моделей для проектов энергосбережения в социальной сфере? Каков потенциал идеи привлечения государством и компаниями с его участием в этот сектор частных инвестиций?


– Очень высокий потенциал. Энергоэффективность для России – это чрезвычайно важный инфраструктурный вопрос, поэтому здесь поле для ГЧП огромное. Вспомните госзаймы СССР и более цивилизованную форму – финансовый инструмент, распространенный во всем мире, – инфраструктурные государственные облигации. Это – отличный, если не лучший инструмент прежде всего для обеспечения финансирования проектов в области энергоэффективности. Это же инфраструктурные решения в первую очередь в государственных целях и интересах, потому государственно-частному партнерству здесь самое место стать основной формой финансирования. На мой взгляд, это так.

Беседовал Андрей Агафонов



Также смотрите: 
  • Выработка единой стратегии
  • Дело непростое, но интересное




  • Другие статьи и новости по теме:
    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.





    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за нелелю
    Спонсоры проекта
    «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031