» » США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»

19-03-2020, 00:18   Раздел: Новости   » США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода» Комментариев: 0

США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»

 
США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»

США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»

С началом выстраивания Евразийского экономического союза в мире образовалась новая мощная сила. Даже скептические прогнозы относительно будущего союза показывают, что он постепенно становится важным элементом мировой экономики и политической жизни. Само появление такого союза является одним из многих звеньев ухода от однополярности, сложившейся в мире после распада Советского Союза.

В связи с этим логично рассмотреть, как же развивались отношения Соединённых Штатов Америки со странами — основателями союза. И здесь мы видим довольно интересную ситуацию: если российско-американские отношения никогда не выпадали из поля зрения массмедиа, политологии, исторической науки, то отношения США и Беларуси такого пристального внимания часто не получали. Достаточно посмотреть на примерное соотношение научных и научно-популярных трудов по российско-американским отношениям и сравнить с количеством книг и статей про отношения Беларуси и США. Особенно эта ситуация бросается в глаза в экспертном сообществе стран Запада. Данная статья — попытка обзорно взглянуть на ход отношений Беларуси и США, чтобы, с одной стороны, заполнить лакуну в этом важном в современных условиях вопросе, а с другой — получить представление о возможных перспективах отношений двух стран в обозримом будущем.

Добродушие в обмен на разоружение

25 декабря США одними из первых признали независимую Беларусь. Буквально через несколько дней были установлены дипломатические отношения, что прекрасно укладывается в американскую доктрину поддержки «парада суверенитетов». Уже в первые годы проявился основной интерес США на постсоветском пространстве. Американская дипломатия была готова всячески поддерживать молодые демократии при условии денуклеаризации. В рамках этого направления уже в 1993-1994 годах прошли встречи Станислава Шушкевича и Билла Клинтона, тем не менее никаких конкретных шагов сделано не было. Руководство Беларуси не было уверено в своих позициях и опасалось начинать активные сокращения своего ядерного потенциала, а США, кроме заманчивых и очень общих предложений, не предложили чего-то конкретного. В целом вся американская политика в отношении бывших советских республик периода 90-х годов характеризуется меткой, но не очень известной фразой Генри Киссинджера, обозначившего её как «добродушное покровительство».

Однако не стоит думать, что кроме очищения Беларуси от ядерного оружия у Соединённых Штатов не было других интересов. Философия прагматизма, рождённая американским философом Джоном Дьюи, глубоко и давно укоренилась на многих уровнях, в том числе и в политической жизни США. Поэтому не удивительно, что отсутствие взаимопонимания по одному вопросу не помешало добиться успехов в другом. Уже на переговорах начала 90-х были обозначены векторы делового сотрудничества двух стран, закреплённые двухсторонним торговым договором (февраль 1993-го) и двухсторонним договором об инвестициях (январь 1994-го).

Для понимания истоков позиции Америки в отношении постсоветского пространства следует посмотреть в целом на мироощущение американских политических элит после 1991 года. И здесь мы увидим парадоксальную ситуацию. С одной стороны, все 90-е годы — это время утверждения американского доминирования, создание того самого «однополярного мира», нового Pax Americana и своеобразное «головокружение от успехов». С другой стороны, это определённый страх от осознания нового положения в мире и своей роли. Оставшись без «державшего в тонусе» Советского Союза, американская политика начала страдать от страха перед появлением нового, а главное, непредсказуемого и неизученного противника. Такого «противника» Вашингтон видел в разных местах. В Ираке, Югославии, Афганистане и в том числе на постсоветском пространстве.

1994–1995 годы во многом стали переломными в отношениях Беларуси и США. Робкие шаги навстречу друг другу начали оформляться в реальные действия. При посредстве США Республика Беларусь входит в программу МВФ по макроэкономической стабилизации, американский бизнес инвестирует в Беларусь, а для удобства в финансировании совместных проектов создаётся специальный «Экспортно-импортный банк». Однако экономическая помощь самих США была крайне скудной. Американские инвестиции в экономику Беларуси так и не вышли на уровень вложений в экономику других государств бывшего СССР.

Тем не менее одной из своих приоритетных целей США в Беларуси добились. В 1996 году под наблюдением США и Российской Федерации с территории Беларуси были вывезены для последующего уничтожения межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками.

США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»


Именно во второй половине 90-х начало обозначаться недовольство обеих сторон друг другом. Так, в 1995 году Беларусь не пригласили на один из саммитов по ядерному разоружению, созванному по инициативе США. А в 1996 году Вашингтон заявил о нарушениях во время референдума в Беларуси по вопросам о полномочиях и статусе президента. Что интересно: американская сторона высказывала претензии не столько к референдуму, сколько к тому, что во время его проведения были блокированы все дипломатические представительства США. Однако уже через год Штаты более конкретно высказались об изменениях в Беларуси, заявив, что теперь в отношении этой республики будет проводиться политика «избирательного взаимодействия», а также что Беларуси будет оказываться «строго ограниченная помощь». В свою очередь белорусская сторона высказалась о том, что процесс выхода республики из процесса ядерного разоружения ещё не завершён и Беларусь всё ещё обладает определённым ядерным потенциалом.

Как США искали себе врагов по всему миру

С этого времени отсчитывается деградация двухсторонних отношений. «Политика избирательного взаимодействия» в том же году получила некоторое разъяснение. Произошло резкое уменьшение двухсторонних договоров на уровне заместителей внешнеполитических ведомств двух стран и ниже. Многие условия подписанных договоров признавались США не обязательными к исполнению (исключения составляли программы гуманитарной помощи и образовательного обмена).

Так в чём же корень таких перемен? Во многом у обеих сторон к концу 90-х начало проявляться разочарование друг в друге. Белорусская сторона разочаровалась в уровне требований США и их ответных шагах. Программы гуманитарной и финансовой помощи из США весь период 90-х редко превышали несколько миллионов. Инвестиции американского бизнеса также не отличались большой активностью на фоне, например, вливаний американцев в предпринимательство России или прибалтийских стран в тот же период. «Экспортно-импортный банк» с 1996 года большей частью существовал на дотации двух государств, притом американские в конце 90-х были довольно нерегулярными. В итоге банк так и не принял участия ни в одном крупном проекте.

Смысл №1: США изначально рассматривали Беларусь как инструмент давлению на Россию, поэтому принуждали к максимальному ослаблению государственных институтов.

Американская сторона объясняла свои шаги разочарованием в ходе развития Республики Беларусь. Отказ А. Г. Лукашенко от активной приватизации привёл, по мнению Вашингтона, к некомфортному инвестиционному климату, проблемы в госуправлении, пребывающем, по мнению американцев, «на уровне советской номенклатуры», привели к отсутствию развития предпринимательской инициативы и гражданского общества. Всё это накладывалось на «упрямство» руководства Беларуси в идеях о ядерном разоружении. Референдум 1996 года, по мнению американской стороны, стал «окончательным отходом Беларуси от разумной модели построения демократического государства и реальным шагом к авторитаризму, эффективное сотрудничество с которым просто невозможно».

Алексей Дзермант, политолог, интегратор проекта СОНАР-2050 (Беларусь): Развитие отношений с США в 90-е годы надо разделить на два периода: до первых президентских выборов и избрания Лукашенко и после. В первый период США активно влияли на внутреннюю политику, во второй возник политический конфликт после проведения референдумов и прекращения полномочий Верховного совета. США стали предъявлять политически мотивированные претензии, в итоге ввели экономические санкции. Тем не менее в сфере безопасности по некоторым моментам было и сотрудничество. Во-первых, это вывод ядерного оружия с территории Беларуси, США этот процесс поддерживали и дали гарантии по обеспечению суверенитета в рамках Будапештского меморандума, во-вторых, в сфере контроля за наркотрафиком, торговлей людьми, оргпреступностью сотрудничество не прекращалось.

2000-е годы ознаменовались дальнейшей деградацией двухсторонних отношений и их откатом в настоящий «ледниковый период». Первые два года нового тысячелетия отмечены постепенным переходом США от диалога с официальным Минском к сотрудничеству с многочисленными некоммерческими организациями, их активному финансированию и доброжелательному отношению к белорусской оппозиции. Переломным моментом становятся теракты 11 сентября 2001 года и последовавшее военное вторжение в Ирак. С этого времени США активизируют своё сотрудничество с НКО и всё активнее критикуют «режим» Лукашенко. Апогеем этого становится сначала включение Беларуси в список «тиранических» режимов, а затем подписание Джорджем Бушем-младшим «Акта о демократии в Белоруссии».

С чем же связана такая резкая риторика Вашингтона? 11 сентября стало настоящим шоком для американского правительства. В «Аль-Каиде» вашингтонские «ястребы» увидели того самого непонятного, непредсказуемого и неизученного противника. В этих условиях США начали опасаться показать свою неуверенность и слабость, а потому усилили «нажим» на все правительства, с которыми не могли достигнуть выгодного для себя соглашения. Неудивительно, что одной из первых под удар попала именно Беларусь. Конец 90-х — начало 2000-х отметились «новым сближением» России и Республики Беларусь, что вызывало опасения у вашингтонских стратегов. Наиболее радикальные из них видели в этом первый шаг к восстановлению в некой новой форме СССР и, втянувшись в иракскую авантюру, откровенно опасались «войны на два фронта». И Россия, и Беларусь негативно восприняли «крестовый поход» Америки против Ирака. Ещё больше на позицию США повлиял отказ А. Г. Лукашенко выступить в специальной посреднической группе, состоящей из «лидеров стран близких Саддаму по духу». Эта группа, по задумке американского дипкорпуса, должна была упростить смену власти в Ираке. Кроме того, от Беларуси требовалось признать факт наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения, однако Лукашенко отказался и быстро оставил роль посредника между иракским лидером и американским командованием.

В этих обстоятельствах не удивительно, что именно тема помощи Ираку стала главным формальным поводом для начала давления на «непокорную» Беларусь. Прежде всего, американские спецслужбы связали ряд коммерческих структур в стране с помощью режиму Хуссейна в отмывании денег от незаконной продажи оружия. Вслед за этим на основании одного-единственного полётного предписания для белорусского грузового самолёта, обнаруженного в иракском аэропорту, был сделан вывод о том, что Беларусь рассматривалась как возможный приют для Саддама и его сыновей Удея и Кусея. Эти заявления наложились на новый виток американской риторики о грубых нарушениях в республике прав человека и давлении на оппозицию и закончились принятием уже упомянутого «Акта о демократии в Белоруссии».

США — Беларусь: от «добродушного покровительства» до «ледникового периода»


Публикация «Новой газеты», 2003 год

В итоге на Беларусь был наложен целый ряд экономических санкций, в первую очередь усложнявших международное сотрудничество в этой области. Вашингтон не раз обозначал своей целью смену режима в Беларуси «не военным путём, а через экономическое и политическое давление».

Не увидев никакой «позитивной реакции», уже в 2006 году США предприняли новые действия против Беларуси. 20 марта 2006 года пресс-секретарь Белого дома Тони Сноу заявил, что «США не признают президентские выборы в Белоруссии, прошедшие в атмосфере страха». Уже в мае на встрече в Латвии с руководством бывших стран Восточного блока вице-президент Дик Чейни роняет своё знаменитое: «Беларусь — последняя диктатура Европы». От риторики идёт и переход к конкретным действиям. К уже имеющимся обвинениям добавляется снабжение Ирака и международных террористов оружием. США запрещают въезд на свою территорию всем представителям белорусского руководства и замораживают все доступные активы белорусского правительства.

Продолжение «ледникового периода» было связано с двумя основными факторами: укрепление сотрудничества Беларуси с Россией, а также установление дружеских отношений с Венесуэлой, в то время одним из основных кандидатов на звание «Врага общества № 1» для Америки. Так, уже в 2007 году Уго Чавес договаривается о покупке вооружения у Республики Беларусь на стартовую сумму в 1 млн долларов. Укрепляются отношения Республики и с другими «не дружественными» для США странами.

Наиболее чувствительным ударом со стороны Белого дома стал отказ от разморозки активов «Белнефтехима». Белорусская сторона утверждала, что США противоречат сами себе, поскольку заморозили активы частного предприятия, а не государственного. Основные надежды в разваливающихся на глазах отношениях двух стран были связаны именно с этим вопросом. Однако уходящая администрация отметила, что «вклад "Белнефтехима" в экономику Белоруссии не менее 30-40%, а сама компания на 50% контролируется государством», и отказалась удовлетворить просьбы Минска. В итоге в марте 2008 года А. Г. Лукашенко отзывает посла Беларуси в США, а американский посол в республике Карен Стюарт признана персоной нон-грата. Американо-белорусские отношения доходят до самой нижней точки в своей истории и фактически обрываются.

Алексей Дзермант, политолог, интегратор проекта СОНАР-2050 (Беларусь): В 2000-х апогеем политического конфликта стало закрытие посольства США и максимальное сокращение американского дипломатического присутствия. Полноценного американского посольства нет до сих пор. Белорусские власти полагали, что сотрудники дипмиссии США вмешиваются во внутренние дела страны и организационно и финансово поддерживают оппозицию. Санкции же были связаны с претензиями США и ЕС в отношении президентских выборов в Беларуси. Западные политики высказывали сомнения в их прозрачности, соответственно, в легитимности белорусских властей.

Хороший и плохой полицейский

«Перемены», обещанные Бараком Обамой, затронули и отношения с Республикой Беларусь. Однако ни о каком преодолении наступившего «ледникового периода» не приходилось говорить. Вашингтон просто сменил тактику. Если при республиканцах финансирование НКО и оппозиции было точечным и нерегулярным, то уже в проекте бюджета 2009 года на финансирование «демократии» в Беларуси выделено 14,5 млн долларов, в 2010-м — 15 млн, в 2011-м — 11 млн. Данные средства направляются в НКО и непосредственно оппозиции.

Смысл №2: Устойчивость белорусского режима привела к отказу Вашингтона от традиционной политики прямого давления на президента.

Объяснение такой позиции довольно просто. В 2010 году Беларусь заявила, что всё ещё обладает большим количеством обогащённого урана, который можно использовать для производства ядерного оружия. Вместе с продолжающимся сближением с Россией и другими «не дружественными» Штатам государствами судьба отношений с Минском была предрешена.

Тем не менее именно при Бараке Обаме делаются неуверенные шаги по преодолению кризиса. 1 декабря 2010 года состоялась встреча госсекретаря США Хиллари Клинтон и министра иностранных дел Республики Беларусь Сергея Мартынова. Достигнутые договорённости казались прорывом после дипломатических демаршей обеих сторон в 2008 году. Беларусь соглашалась при посредстве США уничтожить свои запасы урана в обмен на помощь американских специалистов в налаживании атомной энергетики в стране.

Однако прорыва не произошло. Добившись своей цели, США вернулись на прежние позиции. Вашингтон изменил свою тактику на более изощрённую, с одной стороны, и простую, с другой. 23 декабря 2010 года Клинтон выступила с совместным заявлением с верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. В заявлении от Минска требовали допустить на равных условиях к выборам и СМИ всех кандидатов на пост президента. Уже в январе последовало новое совместное заявление, требующее от Беларуси в срочном порядке допустить наблюдателей от ОБСЕ на выборы, а уже 31 января 2011 года было анонсировано заявление госпожи Эштон, в котором она заявляла, что «права человека и их соблюдение будут центральным вопросом, определяющим политику Евросоюза в отношении Беларуси». В случае же невыполнения требований баронесса Эштон обещала введение санкций, причём более жёстких, нежели аналогичные американские.

Стоит обратить внимание, что в обоих совместных заявлениях именно представитель Евросоюза выступал с наиболее жёсткой критикой, в то время как госсекретарь в основном молча соглашалась. Учитывая тесное сотрудничество администрации Обамы с Евросоюзом в этот период, вполне вероятно, что при помощи Эштон США провернули классический сценарий «хороший/плохой полицейский», где «хорошим» теперь были Соединённые Штаты, а «плохим» — Европейский союз. Риторика Хиллари Клинтон в обоих совместных заявлениях и в более поздних выступлениях, затрагивающих белорусский вопрос, явно говорит в пользу этой версии. Практически каждое подобное выступление начиналось с фраз о том, что Вашингтон «готов к переговорам, готов пойти на встречу и помочь» и т. д. Тем не менее новая попытка давления не сработала. По указанию А. Г. Лукашенко диппредставительство США в Беларуси было сокращено до 5 человек.

Принципиальные перемены в этой ситуации происходят с 2014 года и до наших дней. Вновь начинается диалог, возобновляется культурный обмен. Причины в таких переменах в первую очередь связаны с украинским кризисом и присоединением Крыма. Однозначная позиция Вашингтона требовала поиска посредника в переговорах, способного идеально донести точку зрения США до России. Особое видение Беларусью ситуации на Украине идеально способствовало этому в сочетании с близкими отношениями Республики как с РФ, так и с Украиной.

С введением санкций и поступательным ухудшением отношений Штатов с Россией Беларусь стала рассматриваться как важное звено в ослаблении позиций России и давлении на неё. В итоге в конце 2015 года Конгресс США временно приостановил часть санкций в отношении Беларуси.

Алексей Дзермант, политолог, интегратор проекта СОНАР-2050 (Беларусь): Изменения заметны после 2014 года, когда Беларусь на фоне украинского кризиса стала позиционировать себя в качестве миротворца и переговорной площадки. США отменили некоторую часть санкций, хотя и не все. Начался политический диалог, в основном прагматического характера, т. е. о дальнейшем снятии санкций и иных ограничений, налаживании экономического сотрудничества, допуске белорусских производителей на американские рынки. Хотя пока значительных результатов этого процесса не заметно.

Шанс на нормализацию есть

Таким образом, мы видим, что отношения США и Беларуси прошли через сложнейший кризис, до полного преодоления которого далеко. Америка в силу геополитического положения Беларуси всегда относилась к ней довольно утилитарно: либо как к нежелательному держателю ядерного оружия, либо как к посреднику в переговорах с теми или иными государствами, либо как к непокорной стране, идущей вразрез с политикой Белого дома. Особенность политики США в отношении этой страны — в желании выстраивать двухсторонние отношения исключительно в угоду себе. В свою очередь, тесные связи с Россией оказываются тем фактором, который постоянно влияет на общую канву взглядов и концепций политики США в отношении этой страны. Белый дом всегда будет возвращаться к Беларуси с заманчивыми предложениями и давить в случае проявления независимости, поскольку уверен в неуязвимости своих позиций.

Представляется, что у Минска есть возможность построить с Вашингтоном выгодные отношения, однако подходить к отношениям с Америкой надо так же, как подходит Америка к отношениям с другими странами — сугубо прагматично.



Оцени новость:





Также смотрите: 
  • «Чёрная метка» ваххабитам: что привозил в Москву саудовский король?
  • Азаров: Что такое «АТО»?





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта