27-12-2013, 15:58   Раздел: Новости   » Разжижение монополии Комментариев: 0

Разжижение монополии

Разжижение монополии

Разжижение монополииМонополия “Газпрома” на поставки газа за рубеж, по сути, существовавшая более полувека, в уходящем году дала первую трещину. НОВАТЭК Геннадия Тимченко и Леонида Михельсона, объединив усилия с государственной “Роснефтью”, добился права экспортировать свой сжиженный природный газ. “Газпром”, подавленный падением цен на газ в Европе и сланцевой революцией, не смог оказать эффективного сопротивления. Однако полной либерализацией даже экспорта СПГ ситуацию в итоге назвать нельзя. Это скорее монополия на троих, пишет “Коммерсантъ”.



Начало принципу единого экспортного канала для российского газа положил еще знаменитый контракт “газ-трубы” от 1970 года. Естественная для СССР практика централизации экспорта столь же естественно продолжилась в новой России и устояла, когда рухнула экспортная монополия на нефть, уголь и металлы. Даже в конце 1990-х “Газпром” оставался главным источником валютных поступлений для государства, и отнять у него экспорт было невозможно. В начале 2000-х, когда место газа в наполнении бюджета стремительно занимала нефть, ослабление “Газпрома” оказалось уже нежелательным — компания все больше становилась инструментом внешней политики. Именно в 2006 году, после первой “газовой войны” с Киевом, экспортная монополия была закреплена законом: это вывело из игры единственного независимого экспортера “Итеру”, поставлявшую Украине туркменский газ. Еще тогда в законе предлагалось сделать исключение для СПГ, хотя ни одного действующего завода в России не было. Но поправка не прошла, а в 2007 году “Газпром” выкупил контроль у иностранцев в проекте “Сахалин-2″, на базе которого в 2009 году заработал первый и все еще единственный российский СПГ-завод.

Тождественность понятий “Газпром” и “экспорт газа” разрушило сочетание факторов. Позиции компании как на мировом рынке, так и в глазах властей серьезно подорвала сланцевая революция. Падение цен на газ в США похоронило главный СПГ-проект “Газпрома” — освоение Штокмана. Второй подобный проект на Ямале реализует НОВАТЭК, который не мог экспортировать газ и заключил с “Газпромом” агентское соглашение. Осенью 2012 года совладелец НОВАТЭКа Геннадий Тимченко заявил Forbes, что “Газпром” саботирует соглашение, и поэтому компания должна сама договариваться с покупателями. Так началась борьба за либерализацию экспорта газа.

Сначала шансы НОВАТЭКа выглядели невысокими. Компанию поддержали в правительстве, но казалось очевидным, что решение будет приниматься в Кремле. Позиция президента оставалась неопределенной, а “Газпром” выступал резко против. Ситуация изменилась в начале 2013 года, когда в нее стремительно вмешался глава “Роснефти” Игорь Сечин. Компания уже активно боролась с “Газпромом” за шельф, купила ТНК-ВР и решила всерьез войти в перспективный газовый бизнес. В январе Игорь Сечин поддержал НОВАТЭК, объясняя, что “Роснефти” нужно будет сбывать будущий газ с шельфа. В итоге в феврале президент Владимир Путин объявил о поэтапной либерализации экспорта СПГ и поручил правительству проработать варианты.

Как часто бывает, начальственная отмашка породила массу спекуляций, поползли слухи о либерализации экспорта не только СПГ, но и трубопроводного газа. На этой волне Минэнерго подготовило довольно либеральный законопроект, по которому экспортером СПГ мог стать любой владелец газового месторождения. Но НОВАТЭК и “Роснефть” не больше “Газпрома” были заинтересованы в увеличении числа конкурентов: итоговый законопроект переделали так, чтобы в число экспортеров попали только две новые компании. “Газпром” же получил обещание, что российский СПГ не будет конкурировать с трубопроводным газом монополии в Европе. Как эта задача будет решаться в условиях гибкого рынка СПГ и развитых своповых схем, остается вопросом.

Несмотря на многословные пассажи чиновников о необходимости укреплять роль России на мировом рынке СПГ, решение о либерализации невозможно воспринимать иначе, чем чисто лоббистскую победу “Роснефти” и НОВАТЭКа и яркое свидетельство ослабления влияния “Газпрома”. Если бы целью властей было увеличение выпуска СПГ, логичнее было бы разрешить экспорт всем, в том числе и финансовым инвесторам, как это сделано в США. Да и объем заявленных СПГ-проектов НОВАТЭКа (16,5 млн т) и “Роснефти” (5 млн т) с реализацией до 2020 года не только крайне незначителен в мировом масштабе (4%), но и невелик по сравнению с экспортом “Газпрома” (не более 12%). Последнее означает, что в обозримом будущем “Газпром” продолжит контролировать 90% экспорта российского газа — хотя, конечно, это уже не совсем монополия.

Оцени новость:





Также смотрите: 
  • В каждой бочке Роснефть
  • ГЭХ не дозрел до перехода на единую акцию





  • Другие статьи и новости по теме:

    Вам понравился материал? Поблагодарить легко!
    Будем весьма признательны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях:

    Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?
    Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
    В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.
      Оставлено комментариев: 0
    Распечатать
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.






    НОВОСТИ В TELEGRAM


    Наши партнёры
    Мы Вконтакте
    Популярные новости за неделю
    Спонсоры проекта